Баскетбол золото олимпиады 1972

Три секунды, или О чём умолчали создатели фильма «Движение вверх»

Олимпийский финал между сборными США и СССР в 1972 году стал без всяких натяжек самым драматичным в истории международного баскетбола. То, что фильм «Движение вверх» об этом потрясающем матче сняли только сейчас, само по себе удивительно: эта история просилась на экран. Результаты проката — фильм режиссёра Антона Мегердичева собрала в прокате 1,69 миллиарда рублей и стала самым кассовым российским фильмом в истории — доказывают, что зритель давно ждал такую спортивную драму. В жизни всё обстояло несколько иначе, чем в кино, но не менее драматично.

Коллаж © L!FE Фото: © РИА Новости / Долягин, kinopoisk.ru / «Движение вверх»

К началу 70-х годов баскетбольная сборная СССР ходила в странном статусе. Она стабильно входила в обойму лучших и с 1952 года ни разу не проваливалась на Олимпиадах. Сборная всегда брала медали… но серебряные (кроме бронзы в Мехико 1968 года). Главным и, по сути, единственным претендентом на золото всегда считалась непобедимая и легендарная сборная США, dream team, команда мечты. До 1972 года она выиграла все Олимпиады, причём каждый раз брала золото с большим, а иногда — просто сокрушительным отрывом от проигравших. Естественно, в СССР никто не собирался оставаться в ранге вечного догоняющего. Тем более если на Олимпиадах обыграть американцев не выходило, то на чемпионатах мира команда Советского Союза обыгрывала в том числе и Штаты. И всё-таки главный трофей не поддавался.

Непрерывные полуудачи шестидесятых серьёзно повлияли на карьеру легендарного тренера Александра Гомельского. После двух бронзовых медалей подряд — на очередных Олимпийских играх и на чемпионате мира — Гомельский потерял место главного тренера сборной и даже слёг в больницу с аритмией сердца. Уход многолетнего «рулевого» сборной казался революцией.

XVI чемпионат Европы по баскетболу среди мужских команд выиграла сборная СССР. Слева направо сидят: Виталий Застухов, Александр Куликов, Зураб Саканделидзе, Модест Паулаускас, Сергей Белов, Прийт Томсон. Стоят: Валентин Сыч (руководитель делегации), Сергей Коваленко, Сергей Белов, Александр Гомельский (старший тренер), Владимир Андреев, Георгий Авсеенко (массажист), Александр Болошов, Анатолий Поливода, Геннадий Вольнов, Юрий Озеров (тренер), 1 октября 1969 года. Фото: © РИА Новости / В Ун Да-Син

На место Гомельского пришёл Владимир Кондрашин, тренер ленинградского «Спартака». Хотя тёмной лошадкой его было не назвать, вопрос о том, сможет ли он поднять сборную на новый уровень, стоял в полный рост. Так началось соперничество двух великих тренеров. И Гомельский, и Кондрашин были невероятно амбициозными людьми, ревнивыми к славе, оба считали себя достойными привести команду к олимпийскому золоту.

Эта гонка завершится вничью: высшую награду в разное время возьмёт и тот, и другой. Но пока в копилке сборной СССР не было ни одной такой награды. Правда, Гомельский оставил Кондрашину не выжженную пустыню, а лучшую национальную команду Европы, которая стояла уже не так далеко от того, чтобы стать сильнейшей в мире. И всё же этот шаг ещё предстояло сделать.

Фото: © кадр из видео YouTube «До и после 3 секунд»/канал Ностальгия Эпоха СССР

Кондрашин оказался человеком с непростым характером. Нелюдимый, мрачный интроверт, он лишний раз старался не контактировать с игроками, которые его просто побаивались. Впоследствии один из лучших игроков той сборной, Сергей Белов, писал в мемуарах, что даже за элементарной организационной информацией к Кондрашину старались не обращаться. Несколько сглаживал это взаимное отчуждение Сергей Башкин, помощник тренера, отношения с которым установились неплохие.

Фото: © РИА Новости / Фред Гринберг

Зато Кондрашин был исключительно цепким, эффективным тактиком. Он отлично понимал, что главный соперник сборной СССР — это американцы, и самым тщательным образом изучил их манеру игры. Своего рода репетицией стало выступление на универсиаде в 1970 году в Турине. Американцы привезли туда весьма сильный состав, по мнению советских игроков, мало уступавший олимпийскому. Этот этап советская сборная выиграла, но главным стал не успех сам по себе, а возможность при меньших ставках и в более мягкой форме лишний раз оценить игру чужой сборной. Другим «тренировочным подходом» стал чемпионат Европы. Для сборной СССР этот турнир имел неожиданное значение: именно там в сборную впервые включили Ивана Едешко, тогда мало кому в сборной известного новичка. Однако проверить, насколько Кондрашин сумел подготовить сборную, предстояло в 1972 году в Мюнхене, на Олимпиаде.

К 1972 году сборная СССР находилась на пике возможностей. В сборной США, наоборот, царил некоторый разброд. Из-за организационных проблем и необходимости увязывать интересы сборной с интересами клубов американская сборная в Мюнхене была слабее и значительно «моложе», чем могла быть. С другой стороны, сыграла свою роль общая расслабленность: к европейскому баскетболу относились без особого почтения. Тем более что и в существующем виде это была исключительно мощная сборная, способная затоптать любого противника во главе с Генри Айба — великолепным тренером, уже дважды бравшим золото. Однако, кроме сборной СССР, американцев остановить не мог тогда никто.

Три секунды на доигрывание

Первые матчи не принесли никаких сюрпризов. СССР и США находились в разных группах и не встречались. Однако в своих группах обе сборные выглядели, без сомнения, сильнейшими. Как ни странно, под началом замкнутого и мрачного Кондрашина сборная начала играть более свободно, чаще полагаясь на импровизацию. «Тренировка на кошках» на второстепенных турнирах позволила избавиться от комплексов перед сборной США, а к Олимпиаде сборная подошла отменно слаженной и готовой ко всему. Интригу создали поединки с Кубой и Пуэрто-Рико, и нельзя сказать, что сборная Кондрашина проехала по ним катком, однако в итоге поражений на групповом этапе удалось избежать.

Международная товарищеская встреча по баскетболу между командами СССР и США. Сергей Белов (№ 10) у кольца американской команды. Фото: © РИА Новости / Долягин

9 сентября 1972 года начался финал, которого все так ждали. Зал был набит битком и распалён, причём там находилось довольно много болельщиков из СССР. Это были последние дни Игр, так что поболеть пришли многие спортсмены других видов спорта. Но у советской сборной хватало доброжелателей и из нейтральных стран — просто в пику фавориту, которым, несмотря ни на что, была сборная США.

Кондрашин начал игру ярким быстрым составом в расчёте на агрессивный рывок с самого начала. При этом на скамье оказался Модестас Паулаускас, спортсмен из Литвы, один из ключевых игроков сборной, привыкший выходить в первой пятёрке. Решение было неожиданным для всех, в том числе для самого литовца. Игра началась в стремительном темпе, советская команда сразу выскочила вперёд и удерживала отрыв, даже увеличила его. Нервы у всех были на пределе, во время игры даже случилась драка между Михаилом Коркия и Дуайтом Джонсом. Джонс случайно или сознательно попал локтем в голову Коркия, грузинский игрок взбесился и двинулся выяснять отношения, в итоге обоих удалили до конца матча. Кондрашин был скорее доволен: лучший из игроков сборной США сел на скамейку.

В игре был момент, когда казалось, что американцы «поплыли» и их можно добить. Позднее Сергей Белов говорил, что, если бы ему и Паулаускасу дали провести на площадке ещё немного времени, знаменитые три секунды уже не понадобились бы. Однако произошло то, что произошло. Сборная вела в счёте, но уже уставала после исключительно динамичной игры в самом начале.

В итоге Александр Белов сделал ошибку перед самым концом матча. Остаётся шесть секунд, СССР ведёт одно очко, и в этот момент чуть не происходит катастрофа. Белов в сложной, но не безнадёжной ситуации отдаёт неудачный, неточный пас. Его тут же перехватывает Даг Коллинз из университетской команды Иллинойса. На Коллинзе фолят, но тот получает право на два штрафных — и забивает оба. За три секунды до конца игры счёт 50:49 в пользу США.

Источник

49 лет назад сборная СССР по баскетболу впервые выиграла ОИ. А американцы до сих пор не признают себя проигравшими

В ночь с 9 на 10 сентября 1972 года на арене «Руди-Зедльмайер-Халле» в Мюнхене состоялся финал баскетбольного турнира XX Олимпийских игр, в котором встретились сборные СССР и США. Матч, который по праву считается одним из самых драматичных и скандальных в истории баскетбола.

За 3 секунды до конца матча советские баскетболисты уступали со счетом 49:50. Главный тренер советской команды Владимир Кондрашин взял тайм-аут, но судьи не сразу обратили на это внимание, в результате чего на официальном секундомере осталась одна секунда до финальной сирены. Спустя несколько минут время матча было восстановлено до корректных трех секунд.

После тайм-аута советские баскетболисты ввели мяч в игру, но еще до неточного броска Александра Белова раздалась сирена. Американские игроки и болельщики высыпали на игровую площадку и начали праздновать победу, но оказалось, что время было восстановлено неправильно, и эта сирена означала остановку игры для более точной корректировки часов. Судьи объяснили обеим сторонам причины свистка и удалили с площадки всех посторонних.

Итак, у сборной СССР три секунды. Иван Едешко ввел мяч в игру пасом через всю площадку Александру Белову, которого держали два игрока сборной США. Игрок ленинградского «Спартака» ушел от защитников финтом, развернулся и положил мяч в корзину. Тут же раздалась финальная сирена, зафиксировавшая победу сборной СССР со счетом 51:50.

Сразу по окончании матча американская сторона подала протест на результат игры, который рассмотрели той же ночью, и комиссия ФИБА оставила финальный счет в силе. Американские игроки и тренеры, усмотрев в этом решении лобби социалистического блока, категорически отказались признать итог матча и приняли решение не принимать серебряные медали.

Сборная СССР, всю ночь ожидавшая результаты комиссии и морально готовившаяся к переигровке, 11 сентября 1972 года поднялась-таки на пьедестал почета и получила первые в своей истории золотые медали баскетбольного Олимпийского турнира.

Результат финального матча Олимпиады 1972 года до сих пор вызывает у американских любителей баскетбола чувство разочарования и несправедливости, а спортивные чиновники США впоследствии еще не один раз пытались опротестовать финальный счет. Серебряные медали баскетбольного турнира XX Олимпиады по сей день хранятся в Олимпийском музее в Лозанне.

Источник

Все решили секунды Cоветские баскетболисты совершили чудо и обыграли США в финале Олимпиады

В этом году исполнилось 45 лет одному из самых знаменитых и одновременно скандальных событий в истории баскетбола. На Олимпийских играх 1972 года в Мюнхене сборная СССР в невероятной по накалу и интриге концовке финального матча, имея в распоряжении всего три секунды, вырвала победу у сборной США и прервала ее 36-летнюю гегемонию на олимпийском баскетбольном троне. «Лента.ру» — о чемпионской команде и ее пути на Олимпиаде-1972.

Исходные позиции

К 1972 году баскетбольный турнир на Олимпийских играх проводился уже семь раз. Его неизменно выигрывали американцы, а сборная СССР четырежды уступала им в финалах. По регламенту тех лет на Олимпийских играх имели право выступать только спортсмены-любители. Поэтому баскетболисты НБА за сборную США играть не могли, и команду формировали с нуля перед каждым турниром из представителей различных университетских команд.

В отличие от них, практически все игроки советской сборной уже имели опыт выступлений на чемпионатах Европы и мира, не раз выходили на площадку вместе. Конечно, считать их любителями, а не профессионалами можно было с очень большой натяжкой. Но и для американских студентов, мечтающих о карьере в НБА, баскетбол был больше, чем просто хобби.

Действующие лица

Единственным постоянным участником сборной США на протяжении восьми предыдущих лет был главный тренер Генри Айба. Именно он приводил американцев к золотым медалям на двух последних Олимпийских играх, а основным местом его работы был университет Оклахомы.

Игроков сборной США до турнира знали только специалисты на родине. Впрочем, большинство из них впоследствии сделали успешную карьеру в НБА, а форвард Бобби Джонс и защитник Даг Коллинз стали настоящими звездами. Коллинз потом еще работал тренером в «Чикаго Буллс» со знаменитым Майклом Джорданом.

Советскую команду сформировали не на базе одного клуба, как это нередко случалось в те времена, а сделали настоящую сборную. В нее вошли три игрока ЦСКА (Алжан Жармухамедов, Иван Едешко, Сергей Белов), по два — киевского «Строителя» (Анатолий Поливода, Сергей Коваленко), ленинградского «Спартака» (Иван Дворный, Александр Белов), московского (Александр Болошев, Геннадий Вольнов) и тбилисского (Зураб Саканделидзе, Михаил Коркия) «Динамо» и один — каунасского «Жальгириса» (Модестас Пауласкас). Лидерами команды были однофамильцы Сергей и Александр Беловы и Модестас Паулаускас.

За два года до Олимпийских игр в советской сборной сменился тренер. Вместо легендарного Александра Гомельского после неудачи на чемпионате мира-1970 пришел тренер ленинградского «Спартака» Владимир Кондрашин. Он привел команду к победе на чемпионате Европы-1971, и девять игроков из того состава поехали и в Мюнхен.

Путь к финалу

Главные фавориты турнира, сборные СССР и США были разведены в разные группы на первом этапе. Обе команды прошли его без поражений, хотя американцы проигрывали по ходу встречи с Бразилией, а советской команде пришлось нелегко в поединке с Пуэрто-Рико. Еще более сложным для СССР оказался полуфинал с Кубой. Пришлось отыгрывать шесть очков, однако кубинцы слишком часто нарушали правила и в итоге упустили преимущество, проиграв 61:67. США, напротив, легко разобралась в полуфинале с Италией, победив со счетом 68:38.

Внешние факторы

Олимпийские игры 1972 года проходили в разгар Холодной войны, и спортивное противостояние СССР и США носило очевидный политический подтекст. Финал баскетбольного турнира проходил в предпоследний день Олимпиады, и это был заключительный комплект медалей. Советский Союз уже обеспечил себе первое место в общем медальном зачете, но в данном случае это ничего не значило.

Олимпийские игры в Мюнхене вошли в историю ужасающим терактом, совершенным в разгар состязаний. Члены палестинской террористической организации «Черный сентябрь» проникли в Олимпийскую деревню и захватили в заложники израильских спортсменов. Преследовавшие свои цели немецкие власти намеренно ослабили меры безопасности на Играх, желая показать, что соревнования проходят в дружелюбной и открытой атмосфере. Олимпийская деревня охранялась слабо, многие атлеты попадали домой после ночных гуляний, просто перелезая через забор. Этим воспользовались палестинские террористы. Ночью они проникли на территорию под видом спортсменов и захватили здание, в котором жили израильтяне. В заложники взяли 11 членов израильской делегации, двое из них сразу были убиты.

Немецкие силовики действовали несогласованно, потеряв много времени. Террористы требовали освободить 234 палестинца, находившихся в заключении в Израиле, и двух немецких радикалов, содержащихся в немецкой тюрьме. Власти Израиля отказались идти у преступников на поводу, и немецкие полицейские решились на спасательную операцию, которая провалилась. Все заложники погибли. Впервые в новейшей истории Олимпиады соревнования прервались. По жертвам теракта провели поминальную службу. Советских спортсменов на ней не было.

После однодневной паузы Игры продолжились, но все израильтяне, а также ряд представителей других стран предпочли вернуться домой. Советская команда осталась в Мюнхене в полном составе. В общем, политическая ситуация накануне решающего баскетбольного матча была сложной.

Страсти разгораются

И вот финал начался. Сборная СССР сразу захватила инициативу и повела 5:0. С такой же разницей завершилась первая половина игры, и большую часть матча разрыв в счете колебался в районе этой отметки. В середине второй половины встречи Михаил Коркия подрался с Дуайтом Джонсом. Американец выиграл борьбу за подбор, однако Коркия попытался выхватить у него мяч. Джонс отреагировал очень агрессивно, активно толкался локтями, а затем перешел на откровенные удары руками. Михаил скорее защищался, но в итоге с площадки были удалены оба. Стоит отметить, что Джонс играл в американской команде намного более важную роль, чем Коркия в советской. Через минуту США потеряли еще и Джима Брюэра, который неудачно упал на спину после борьбы за спорный мяч, ударившись головой о паркет.

Источник

«Движение вверх». Вся правда о баскетбольном финале Мюнхена-1972

Пожалуй, самый известный поединок за всю историю международных баскетбольных соревнований. И совершенно точно самый яркий за всю историю этих турниров на Олимпийских играх. До этого момента сборная США ни разу не уступала в финалах Игр, даже несмотря на то, что в те года на Олимпиады ехали не профессионалы из НБА, а студенты. Счет на табло был 50:49 в пользу американцев, главный тренер сборной СССР Владимир Кондрашин взял тайм-аут, было принято решение доверить завершение игры Сергею Белову и Модестасу Паулаускасу.

Первая попытка советских баскетболистов ввести мяч закончилась неразберихой у судейского столика: арбитр-секундометрист отказывался подписывать протокол, поскольку по его хронометру игру остановили чуть раньше положенного. Проблема была в том, что табло включили в тот момент, когда Иван Едешко отдавал пас, а не в момент касания мяча игроком, принимающим передачу, как того требуют правила.

После устранения всех неполадок Едешко получил еще один шанс, и на этот раз через всю площадку бросил мяч к щиту американской команды, где находился Александр Белов. Джеймс Форбс в этот момент упал, а Кевин Джойс оказался за лицевой линией. Советский баскетболист поймал мяч и отправил его в кольцо. Американцы подали протест, и судейская коллегия до самого утра обсуждала ситуацию.

«СЭ» приводит часть беседы о легендарном финале с одним из героев того поединка — Иваном Едешко. Полностью разговор с баскетболистом вы можете прочитать здесь.

— Хотим взглянуть на ваш локоть.

— Пожалуйста. (закатывает рукав)

— Говорят, этот двойной сустав вводил соперников в заблуждение.

— Сказки! В семь лет сломал руку. Зацепился пиджачком, перелезая через забор, упал на бетон. Первая операция — неудачно. Затем еще две. Рука срослась так, что при ходьбе немножко ей загребаю. А мой конек в баскетболе какой? Скрытые передачи! Вот и пошла легенда — потому что у меня «рука кривая». Но это левая. А отдавал-то я правой.

— Мы читали, руку собирались отнять.

— Должны были. Повезло — дядьку из моей палаты выписывали, матери шепнул: «Спасайте мальчишку, уже готовится операция, будут отрезать». Та в крик! На шум вышел главврач. Говорит: «Я лично займусь вашим сыном».

Отпустили из госпиталя — рука не разгибалась. Мамочка что придумала? В бак от мороженого наливала теплую воду. На дно 10-килограммовую гирю. Я через боль то подниму, то опущу. Рубль премии получал за терпение. Господь помог. Все только оттуда идет. И три секунды — тоже!

— Вы полагаете?

— Я знаю! Мюнхен, 8 сентября. Вечер. На следующий день — финал. Решил прогуляться, подходят две девушки. Американки. «О, Раша!» Раскладывают на скамеечке религиозную литературу.

— Библию?

— Ну да. В то время поймали бы с ней на таможне — ты невыездной до конца жизни. А тут я, комсомолец, сижу с американками. Говорим о Библии. После тех проводов, которые устроили нам в Союзе накануне Олимпиады.

— Особые проводы?

— В Волгограде — там, где разбили фашистов. Возле дедушки Ленина клятвы давали. Напутствие в ЦК комсомола, встреча с мамой Зои Космодемьянской. Она всю олимпийскую делегацию называла «футболистами», ха. О чем я говорил?

— Американки на скамейке.

— Вопрос им задаю: «Кто вам дороже — отец с матерью или Бог?» — «Бог!» Для меня это было дико. «А что вы хотите — чтоб я поверил в Бога и сборная СССР победила или чтоб не поверил — и мы проиграли?» Задумались. Потом одна открывает Библию: «Вот страничка. Прочти — и выиграете!» Пригляделся — Библия-то на русском языке. Взял, в номере прочел, что отметили, заткнул под матрас. Чтоб никто не видел.

— С кем жили в номере?

— С Сашкой Беловым и Болошевым. Своих-то я не боялся, но все-таки. Это вам один момент. Был и второй. Если разбирать три секунды по косточкам — что-то происходящим управляло свыше.

Американцы забивают штрафной, Жармухамедов вбрасывает мяч — а мы чуть раньше попросили тайм-аут. Время возвращают назад. Кондрашин выпускает меня. Ставит на решающую передачу: пасуй на боковую линию Паулаускасу. Тот пусть ловит — и отдает уже под кольцо. Что дальше, помните?

— В общих чертах.

— Я бросаю — сирена. Снова ломается табло! Все отматывают назад. Беру мяч — и вижу, что передо мной Том Барлесон, 2,26 ростом. Машет руками. Можно отдавать только вбок. Его ж не перекинешь! Судья жестом показывает: парень, вот линия, вот стена. Рисует стену в воздухе. Ты не должен сюда заносить руки, это нарушение правил. Так американцу показалось, что требуют отойти вообще — и он уходит! А у меня простор!

— Если б не ушел?

— Конец! Нереально отдать туда передачу! А так — есть шанс. Мяч летит через площадку две секунды, надо в прыжке ловить и что-то делать. Но кто ж думал, что Барлесон уйдет? Без вторжения неведомой силы это невозможно. Кстати, как вам кажется, что самое тяжелое в той ситуации — отдать пас, поймать мяч или забросить?

— Пас.

— А я считаю — поймать мяч! Ничего сложнее не было! Рядом два американца в прыжке — и оба побоялись фолить на Белове. Поэтому от него отвалились. Забить же из-под кольца труда не составляло.

И еще. Чье слово оказалось главным на ночном заседании? Венгра, родители которого погибли в 1956-м, когда в страну вошли советские танки. Но присудил нам победу, представляете?!

— Сергей Белов говорил: «В конце матча мне очень хотелось ударить Белова Александра. » Вы понимаете — за что?

— Мы вели около семи очков. Случились три потери. Первая — Сергея, на ведении мяч ушел за боковую. Вторая — моя, дали фол в нападении. Третья — самая нелепая.

— Александра Белова?

— Да. Мог спокойно обнять мяч и держать пять секунд. До сирены оставалось бы две! Мы же ведем, все это наша победа! Или кинул бы Сереге Белову, тот свободный метрах в четырех от него. Но Сашка почему-то отпасовал в середину, на Саканделидзе. Вот там Даг Коллинз подсуетился, выхватил мяч. И американцы повели 50:49.

— В США о «трех секундах» тоже сняли фильм.

— В 2000-м завалились ко мне в квартиру, человек пятнадцать с аппаратурой. Я согласился на интервью с условием, что пришлют кассету. Два года спустя на чемпионате мира в Штатах передали.

Все пронизано мыслью: «Несправедливо!» Лишь три игрока сказали: «Мы проиграли — так о чем рассуждать?» Кто-то заявил, что президент США вручил команде копии золотых медалей, и этого достаточно. Еще один выступил: «Никогда не прикоснусь к серебряным медалям, которые в Мюнхене отказались забирать. Запрещаю внукам их получать!»

— Вы с кем-то из той сборной США общались?

— Был с ветеранами в Чикаго, там работал Коллинз. Ко мне подошли: «В зале Даг. Готовы встретиться?» — «Почему нет?» Возвращаются: «Он не захотел разговаривать». Ну и ладно. Видимо, считает, что мы — незаконные олимпийские чемпионы.

Объектом исследования являются прогнозы на важные матчи и события, которые представлены в наибольшем количестве источников, и не менее чем в 50 процентах от общего числа, изучаемых источников. Данные и коэффициенты анализируются на 14.00-16.00 (мск) пятницы накануне спортивного уик-энда. При наличии новых прогнозов, агрегатор обновляется в субботу до 14.00

В основе статистических выкладок лежит сравнительный анализ, типологизация и синтез прогнозов на указанные матчи из более чем 200 источников, включая текстовые и видео-прогнозы. С целью представления наиболее полной и достоверной информации данные из любого источника имеют равный вес в общей статистике.

Агрегатор прогнозов и его выводы основаны на статистическом анализе прогнозов специалистов, но не могут являться рекомендацией для принятия решения в отношении того или иного матча/события.

Источник