Коллоидное серебро для лечения горла

Комплексное лечение больных с обострением хронического гипертрофического фарингита

Локальная боль в горле является основным, а иногда и единственным симптомом при целом ряде острых и хронических заболеваний глотки. Сопутствующий синдром интоксикации у пациентов с обострением хронических заболеваний глотки

Локальная боль в горле является основным, а иногда и единственным симптомом при целом ряде острых и хронических заболеваний глотки. Сопутствующий синдром интоксикации у пациентов с обострением хронических заболеваний глотки и связанные с ним повышение температуры тела, слабость и утомляемость могут быть не выражены. Напротив, болевой синдром — интенсивный, длительный, вызывающий затруднения при глотании и зачастую резистентный к самостоятельному лечению — является главной причиной обращения пациентов к врачу.

Терапия болевого синдрома при обострениях хронических воспалительных процессов глотки традиционно сводится к комбинации местных процедур: теплые щелочные полоскания, ингаляции, вяжущие средства, ментол и пр., с антисептическими или антибактериальными препаратами. Кроме этого, в состав антисептических средств некоторыми фармацевтическими производителями включены местноанастезирующие препараты, например ксилокаин.

Назначение средств, обладающих системным обезболивающим, противовоспалительным и жаропонижающим действием (нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП)), при хронических заболеваниях глотки не имеет широкого распространения ввиду невысокой эффективности и невозможности проведения длительного лечения.

Более перспективным представляется использование уникального по составу препарата стрепфен (флурбипрофен), производимого фармацевтической компанией Бутс Хелскэр Интернейшнл (Великобритания).

Флурбипрофен относится к группе неселективных НПВС: ингибируя ферменты циклооксигеназу 1 типа и циклооксигеназу 2 типа, он приводит к угнетению синтеза простагландинов — медиаторов боли и воспаления. Анальгезирующий и противовоспалительный эффект флурбипрофена развивается значительно быстрее по сравнению с воздействием селективных НПВП (ингибиторами циклооксигеназы 2 типа). Данное свойство препарата нашло применение в офтальмологии и ревматологии, где флурбипрофен назначается в наружных формах.

В состав одной таблетки стрепфена входит 8,75 мг флурбипрофена, что вполне достаточно для развития стойкого (до 3 ч) противовоспалительного и анальгетического эффекта уже в течение 15–30 мин. Данной дозировки препарата достаточно для развития выраженного местного действия. В то же время она незначительна для развития системного эффекта и связанных с ним нежелательных побочных действий, свойственных препаратам группы НПВП. Несмотря на высокую абсорбцию и аффинность флурбипрофена к белкам плазмы крови (99%), системные побочные эффекты могут наблюдаться только при превышении рекомендуемой дневной дозы в 3–6 раз.

В проведенном нами исследовании приняли участие 40 пациентов с обострением хронического гипертрофического фарингита: 28 женщин и 12 мужчин в возрасте от 16 до 68 лет. Давность обострения хронического гипертрофического фарингита колебалась во временном промежутке от 5 дней до 3 нед.

Все пациенты предъявляли жалобы на различную по интенсивности боль в горле. У 23 человек боль была постоянной и сопровождалась ощущением «отека слизистых» или ощущением наличия «инородного тела» в горле. У 27 пациентов боль усиливалась при глотании. У основной части больных обращению предшествовало самостоятельно начатое лечение (полоскания горла, местные антисептики, антибактериальная терапия), имевшее незначительный и кратковременный эффект. Почти у половины пациентов (19 человек) в анамнезе была двусторонняя тонзиллэктомия.

Локализация гипертрофического процесса в глотке распределялась следующим образом: гипертрофия боковых столбов глотки — 17 человек, гипертрофия островков лимфоидной ткани на задней стенке глотки (гранулезный фарингит) — 9 человек, небные ниши (у больных с тонзиллэктомией в анамнезе) — 2 человека, смешанной локализации — 12 человек. У 19 пациентов локальное воспаление лимфоидной ткани сочеталось с выраженным катаральным воспалением слизистой ротоглотки.

Критериями исключения из исследования служили: эрозивно-язвенные поражения желудочно-кишечного тракта в фазе обострения; бронхиальная астма, крапивница и ринит, спровоцированные приемом НПВП; выраженные нарушения функции печени и почек; беременность и период лактации; а также повышенная чувствительность к флурбипрофену или компонентам препарата в анамнезе.

Пациенты были разделены на две группы. Всем больным было проведено двукратное прижигание лимфоидных гранул ротоглотки 10%-ным раствором нитрата серебра (ляписа) с интервалом один день (первый и третий день лечения). Половине пациентов (20 человек) — основная группа исследования — назначался стрепфен в дозировке 8,75 мг (1 таблетка) 5 раз в день (с интервалом 3 ч). Больным рекомендовалось рассасывать таблетку в полости рта до полного ее растворения. Лечение начинали за 5–6 ч до первой процедуры прижигания раствором нитрата серебра. Курс лечения составил 3 дня.

Выраженность болевого синдрома в горле пациенты оценивали по визуальной аналоговой шкале (ВАШ) от 0 до 10 баллов. При этом за 0 принимали отсутствие признака, а за 10 — максимальную его выраженность. По окончании лечения пациенты характеризовали общую динамику симптомов (боль в горле, ощущение першения, сухости, чувство инородного тела в горле)(ВАШ 0–10 баллов), а также переносимость препарата (хорошая, удовлетворительная, неудовлетворительная). Врач оценивал гиперемию и степень инфильтрации гранул лимфоидной ткани ротоглотки (0–5 баллов).

У всех получавших стрепфен пациентов уже спустя 10 мин после первого приема препарата отмечалось уменьшение болей в горле, в большинстве случаев значительное, вплоть до полного купирования болевого синдрома (у 5 пациентов). На следующий день после процедуры прижигания (второй день лечения) пациенты обеих групп отмечали уменьшение болей в горле, более значительное в группе пациентов, получавших стрепфен (почти в 2 раза). На третий день лечения, перед вторым прижиганием гранул лимфоидной ткани ротоглотки, также оценивалась выраженность болевого синдрома. Пациенты первой группы, получающие стрепфен, отметили дальнейшее значительное снижение болей в горле по сравнению с предыдущим днем (почти на 50%). Во второй группе пациентов, не получавших стрепфен, также сохранялась незначительная положительная динамика, хотя двое больных отметили некоторое усиление болей, по сравнению с предыдущим днем. На следующий день после второй процедуры прижигания (4-й день наблюдения) больные обеих групп отмечали уменьшение болей в горле по сравнению с предыдущим днем, причем более выраженная положительная динамика наблюдалась во второй группе обследованных — в первой группе пациентов на 4-й день лечения был отменен стрепфен (табл. 1, рис. 1).

Таблица 1. Динамика интенсивности болей в горле на фоне лечения стрепфеном (группа I) и без применения препарата (группа II) (ВАШ 0–10 баллов)
Читайте также:  Серебро или золото для женщин рак
Рисунок 1. Динамика интенсивности болей в горле на фоне лечения стрепфеном (группа I) и без применения препарата (группа II) ВАШ 0–10 баллов)

При визуальном осмотре ротоглотки пациентов обеих групп выявлялось уменьшение степени инфильтрации лимфоидной ткани, подвергшейся прижиганию нитратом серебра. Положительная динамика этого показателя была несколько выше в группе пациентов, получавших стрепфен (табл. 2, рис. 2). Интенсивность гиперемии гранул лимфоидной ткани ротоглотки, как основного показателя выраженности воспаления, значительно уменьшалась в ходе лечения у пациентов, получавших стрепфен (на 80%) (табл. 3, рис. 3).

Таблица 2. Динамика степени инфильтрации гранул лимфоидной ткани глотки на фоне лечения стрепфеном (группа I) и без применения препарата (группа II)(ВАШ 0–5 баллов)
Рисунок 2. Выраженность инфильтрации лимфоидной ткани после прижиганий на фоне лечения стрепфеном (группа I) и без применения препарата (группа II)(ВАШ 0–5 баллов)

Учитывая приведенные выше данные, можно с уверенностью утверждать, что применение флурбипрофена в комплексе с химическими прижиганиями 10%-ным раствором нитрата серебра в лечении обострений хронического гипертрофического фарингита, обеспечивает значительно более выраженный регресс симптомов воспаления и обеспечивает высокий анальгетический эффект.

Таблица 3. Динамика выраженности гиперемии гранул лимфоидной ткани глотки на фоне лечения стрепфеном (группа I) и без применения препарата (группа II)(ВАШ 0–5 баллов)
Рисунок 3. Выраженность гиперемии гранул лимфоидной ткани на фоне лечения стрепфеном (группа I) и без применения препарата (группа II)(ВАШ 0–5 баллов)

Анализ результатов лечения показал, что применение местной противовоспалительной терапии флурбипрофеном значительно повышает эффективность химического прижигания воспаленных гипертрофированных участков лимфоидной ткани ротоглотки. Полная ремиссия после 3 дней лечения достигалась почти в 2 раза чаще по сравнению с контрольной группой (табл. 4).

Переносимость препарата стрепфен в большинстве случаев расценивалась как хорошая. У одного пациента (5%), на второй день лечения отмечалось появление металлического привкуса во рту, что не послужило поводом для отмены препарата.

Таблица 4. Исход заболевания после курса лечения стрепфеном (группа I) и без применения препарата (группа II)

Из вышеизложенного можно сделать следующие выводы.

  • Использование препарата стрепфен в комплексе с химическими прижиганиями 10%-ным раствором нитрата серебра обеспечивает высокий анальгетический эффект и значительно более выраженный регресс симптомов воспаления по сравнению с монотерапией прижиганиями в лечении больных с обострением хронического гипертрофического фарингита.
  • Применение местной противовоспалительной терапии препаратом стрепфен значительно повышает эффективность химического прижигания воспаленных гипертрофированных участков лимфоидной ткани задней стенки глотки. Полная ремиссия после 3 дней лечения достигалась почти в 2 раза чаще, чем в группе сравнения.
  • Стрепфен в терапевтической дозе и при соблюдении сроков, рекомендуемых производителем для самостоятельного приема, хорошо переносится больными. В настоящем исследовании не было отмечено случаев развития системного эффекта, а также серьезных побочных действий и осложнений при местном приеме препарата.

А. В. Божко, кандидат медицинских наук
Городская поликлиника № 124, Москва

Источник

Коллоидное серебро для лечения горла

Кафедра болезней уха, горла и носа ФГБОУ ВО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова» Минздрава России, Москва

Заболеваемость острой патологией ЛОР-органов достаточно высока и составляет в осенне-зимний период 6–8 человек на 1000 населения. В летние месяцы данный показатель составляет 2–3 человека на 1000 населения и продолжает расти [1–3]. Также в последнее время остро обозначилась общемировая тенденция к увеличению заболеваемости детей. Ежегодно в России регистрируется до 65–72 тыс. случаев острой респираторной инфекции на 100 тыс. детского населения, причем 50–65% всех случаев приходится на группу часто болеющих детей, т.е. имеющих частоту заболеваний до 6–8 раз в год [4]. Острое воспаление слизистой оболочки ЛОР-органов сопровождается нарастающим патологическим процессом с вовлечением тканевых, клеточных и иммунных механизмов. При этом в течение короткого промежутка времени происходит переход острого воспаления в хроническое, когда слизистая оболочка стойко утрачивает свои морфофизиологические свойства [5]. В связи с этим особое значение приобретают своевременная диагностика, адекватное лечение и профилактика острых инфекционных заболеваний верхних дыхательных путей (ВДП) [6, 7].

Острые заболевания глотки, такие как острый тонзиллит и острый фарингит, являются одними из самых распространенных внебольничных инфекционных поражений. По данным Всемирной организации здравоохранения, в США ежегодно до 15 млн людей обращаются к врачам первичного звена с жалобами на боль в горле. Данная жалоба является самой частой причиной амбулаторного обращения за медицинской помощью [3, 9]. Следует отметить, что в Российской Федерации в 1994 г. по сравнению с предшествовавшими годами первичная выявляемость острой ревматической лихорадки поднялась с 0,06 до 0,16 у детей и с 0,08 до 0,17 у взрослых [1].

Среди бактериальных возбудителей острых тонзиллита и фарингита первостепенное значение имеет β-гемолитический стрептококк группы А (БГСА, Streptococcus pyogenes). С данным микроорганизмом связано от 5 до 15% случаев острых заболеваний глотки у взрослых и 20–30% в педиатрической практике. К числу редких бактериальных возбудителей относятся стрептококки групп С и G, Streptococcus pneumoniae, Arcanabacterium haemolyticum, Mycoplasma pneumonia и Chlamydia pneumonia [3, 9, 11], еще более редкими патогенами являются спирохеты (ангина Симановского–Плаута–Венсана) и анаэробы. Однако основная роль в качестве возбудителей заболеваний ВДП принадлежит респираторным вирусам, реже энтеровирусам (Коксаки В), вирусу Эпштейна–Барр [1, 10]. При этом не следует забывать, что боль в горле может быть одним из симптомов дифтерии и гонореи [3, 12]. Рассматривая грибковую этиологию острых заболеваний глотки, необходимо подчеркнуть, что в общей структуре микотических поражений преимущество остается за дрожжеподобными грибами рода Candida (93%) [1].

Распространенность острого и хронического риносинусита также чрезвычайно высока. Согласно данным ВОЗ, в странах Европы риносинусит ежегодно возникает у каждого седьмого жителя, а в США данное заболевание диагностируется у 16% взрослых [13]. В Российской Федерации ежегодно регистрируется до 10 млн случаев острого риносинусита [14], при этом следует помнить, что далеко не все случаи фиксируются из-за отсутствия обращений к врачу при легких формах заболевания. Острый риносинусит занимает пятое место по частоте назначения антибактериальных препаратов, на его долю приходится от 9 до 21% назначений антибиотиков в педиатрической практике, причем нередко данная терапия не обоснованна (в случаях неприсоединения бактериальной флоры) [15, 16]. Этот факт необходимо учитывать при оценке затрат на весьма дорогостоящее лечение. Так, в США расходы, связанные с диагностикой и лечением данной патологии, составляют 5,8 млрд долл., причем из этой суммы 1,8 млрд, или 30,6%, приходится на детей до 12 лет [16, 17].

Читайте также:  Минимальная степень окисления серебра

Согласно согласительным документам по острому риносинуситу (EPOS, 2012), выделяют вирусный, поствирусный и бактериальный риносинусит.

В 90–98% случаев острый риносинусит имеет вирусную этиологию. Вторичная бактериальная инфекция околоносовых пазух после перенесенной вирусной инфекции развивается у 0,5–2% взрослых и у 5% детей [4, 6, 13]. Среди бактериальных возбудителей наиболее значимыми в настоящее время являются т.н. респираторные патогены – S. pneumoniae (19–47%), Haemophilus influenzae (26–47%), ассоциация этих возбудителей (около 7%), реже – β-гемолитические стрептококки, не относящиеся к группе А (1,5–13%), S. pyogenes (5-9%), не β-гемолитические стрептококки (5%), Staphylococcus aureus (2%), Moraxella catarrhalis (1%), Haemophilus parainfluenzae (1%). Нельзя забывать и о факультативно-анаэробной микрофлоре (Peptostreptococcus, Fusobacterium, а также Prevotella и Porphyromonas), участвующей в поддержании активного воспаления в пазухах и способствующей развитию хронического воспаления [18–20].

В последнее время в развитии острого риносинусита как у взрослых, так и у детей отмечается увеличение до 10% доли атипичных возбудителей (хламидии, микоплазмы) [20].

Таким образом, вопрос выбора рационального лечения заболеваний ВДП чрезвычайно актуален. Это связано не только с ростом заболеваемости данной патологией, но и с частым необоснованным назначением системных антибактериальных препаратов, что может приводить к развитию неблагоприятных последствий, в число которых входит появление большого количества антибиотикорезистентных бактериальных штаммов. В связи с этим подход к лечению должен быть обоснованным с точки зрения доказательной медицины [1, 3, 9, 14]. Существует не так много лекарственных средств, эффективных и безопасных при применении в лечении воспалительных заболеваний ВДП у взрослых и детей, поэтому вопрос использования различных групп препаратов с антибактериальной активностью стоит остро. Что подтверждается отечественными клиническими рекомендациями 2014 г. о целесообразности применения при указанных заболеваниях топических противовоспалительных, антибактериальных и антисептических средств [21].

Исследования последних лет показывают, что частицы серебра губительны для широкого спектра грамположительных и грамотрицательных бактерий. Кроме того, имеются сообщения о противогрибковой, противовирусной и противовоспалительной активности серебра [6].

Следует отметить, что металлы и их соединения используются в медицине с древнейших времен. Так, практика использования серебра в качестве бактерицидного и противовоспалительного средства насчитывает более 20 столетий. Еще в Древнем Египте и Риме серебряные пластинки прикладывали к ранам для ускорения их заживления. Знатные римские легионеры носили нагрудники и налокотники из серебра, и в случае ранения прикосновение доспеха предохраняло от инфекции. Также несколько тысячелетий широко использовалось свойство серебра обеззараживать воду.

Врачи-алхимики Ян-Баптист ван Гельмонт и Франциск де ла Бое Сильвий применяли нитрат серебра (ляпис) еще в XVII в. В 1902 г. немецкий химик Карл Пааль синтезировал колларгол, состоящий из мелкодисперсного серебра, стабилизированного альбумином.

В XIX в. было установлено, что лечебными свойствами обладает не само серебро, а его ионы. Raulin (1869), von Behring (1890) и von Nageli (1893) первыми изучили воздействие малых количеств серебра и нитрата серебра на бактерии и грибки. В 1897 г. B.C. Crede занялся исследованиями по созданию и использованию соединений серебра против инфекций при обработке ран в Университете Джона Хопкинса. Антисептик доктора Crede (порошок нитрата серебра) и его мазь (содержащая коллоидное серебро) были использованы для лечения ран и кожных заболеваний.

В начале XX в. был найден способ сделать серебро более безопасным для тканей – включить его в состав соединений, в частности белковых. В США препарат протеината серебра выпускается с 1938 г. в виде растворов разных концентраций (1, 10, 15% во флаконах и тюбиках-капельницах) [22, 23].

В отечественной оториноларингологии на протяжении многих лет успешно применяются местные антисептические препараты на основе протеината серебра. Протеинат серебра оказывает противовоспалительное, антисептическое, вяжущее действия.

В основе противовоспалительного воздействия протеината серебра на поврежденную слизистую оболочку лежит образование защитной пленки, возникающей за счет преципитации белков серебром. Данная пленка способствует уменьшению чувствительности слизистой оболочки и активирует каскад сужения сосудов, что приводит к замедлению воспалительных реакций.

В основе противомикробного действия ионов серебра лежит их связывание с ДНК бактерий и препятствие их размножению на слизистых оболочках [24]. Следует отметить, что ионы серебра, входящие в состав протеината серебра, оказывают бактерицидное и бактериостатическое действия на большинство грамположительных и грамотрицательных бактерий, таких как S. pneumoniae, S. aureus, M. catarrhalis, грибковую флору, а так-же предотвращают последующее осаждение микроорганизмов на поверхности слизистой оболочки [6, 25].

На сегодняшний день проведен ряд клинических исследований эффективности и антимикробной активности протеината серебра. На базе НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф. Гамалеи было осуществлено исследование антимикробной активности in vitro препарата протеината серебра для местного применения в виде 2%-ного водного раствора в отношении основных бактериальных возбудителей заболеваний ВДП: Staphylococcus spp. (S. aureus, S. haemolyticus, S. epi-dermidis, S. cohnii), Streptococcus spp. (S. pneumoniaе, S. pyogenes), H. influenzaе, M. catarrhalis, Pseudomonas aeruginosa, Neisseria spp. (N. subflava), Burkholderia cenocepacia при количественном содержании указанных патогенов 103–107 КОЕ/мл с определением минимальных бактериостатической и бактерицидной концентраций, устойчивости микроорганизмов к препарату [6, 27]. В ходе исследования было установлено, что протеинат серебра обладает бактерицидным действием в отношении всех использованных в данной работе штаммов. Показано также, что патогенная микрофлора более, чем непатогенная, чувствительна к ионам серебра и это позволяет протеинату серебра воздействовать избирательно, не нарушая естественные микробные процессы [26]. Таким образом, протеинат серебра обладает бактерицидными свойствами в отношении всех основных возбудителей острых инфекционных заболеваний ВДП.

Исследования противогрибкового действия протеината серебра отражены в работах А.И. Крюкова и соавт. (2004). Был проведен сравнительный анализ влияния местных антисептиков: протеината серебра, бензиндиметил аммоний хлорид моногидрата, хлоргексидина и фотодинамической терапии на полирезистентный штамм Candida tropicalis, выделенный от больного ребенка с грибковым аденоидитом. Была оценена способность антисептиков инактивировать взвесь спор штамма C. tropicalis после предварительной инкубации с раствором метиленового синего в концентрации 5 мкмоль/л. Авторами были определены минимальные подавляющие концентрации изученных антисептиков, в частности 0,1% раствора протеината серебра.

Читайте также:  Чем почистить серебро от темного налета

Ранее предполагалось, что раствор протеината серебра не влияет на вирусы, в связи с чем его не назначают в острой фазе вирусных инфекций. Однако при изучении его действия в различных концентрациях на культуры клеток было отмечено угнетение репродукции вирусов, вызывающих инфекционный ринотрахеит и вирусную диарею, в концентрации 0,25–0,5% [26].

Недостатком применяемого с 1964 г. раствора протеината серебра является его малодоступность из-за ограниченного выпуска и малого срока годности (30 дней) [6].

Это и послужило толчком к разработке новой лекарственной формы для местного применения в виде таблетки для приготовления 2% раствора, которая была запатентована 2013 г. Благодаря возможности промышленного выпуска и длительному сроку годности (2 года) разработанная лекарственная форма протеината серебра значительно более доступна для широкого использования. В одной упаковке находятся: таблетка для приготовления раствора, растворитель, флакон с крышкой-пипеткой или насадкой-распылителем. Не содержит консервантов. После вскрытия блистера таблетку необходимо использовать в течение часа. Для приготовления раствора необходимо использовать только растворитель, входящий в состав комплекта. Процесс приготовления 2%-ного раствора протеината серебра предельно прост и занимает несколько минут. Препарат разрешен к применению детьми с момента рождения. Противопоказаниями к назначению раствора протеината серебра являются индивидуальная гиперчувствительность и беременность. Среди зарегистрированных побочных эффектов отмечают жжение, зуд, умеренную сухость слизистых оболочек [27].

Таким образом, новая стандартизированная форма протеината серебра для самостоятельного приготовления сочетает положительные эффекты (антибактериальный, фунгицидный, противовирусный и противовоспалительный) с доступностью и удобством применения. Это позволяет использовать раствор протеината серебра в качестве важного компонента комплексного лечения инфекционно-воспалительных заболеваний ВДП.

Литература

1. ESCMID Sore Throat Guideline Group, Pelucchi C., Grigoryan L., Galeone C., Esposito S., Huovinen P., Little P., Verheij T. Guideline for the management of acute sore throat. Clin. Microbiol. Infect. 2012;18(1):1–28.

2. Bisno А.L. Practice guidelines for the diagnosis and management of group A streptococcal pharyngitis. Infect. Dis. Clin. Pract. 2002;35(2):113–25.

3. Fokkens W., Lund V., Mullol J., Bachert C., Alobid I., Baroody F., Cohen N., Cervin A., Douglas R., Gevaert P., Georgalas C., Goossens H., Harvey R., Hellings P., Hopkins C., Jones N., Joos G., Kalogjera L., Kern B., Kowalski M., Price D., Riechelmann H., Schlosser R., Senior B., Thomas M., Toskala E., Voegels R., Wang de Y., Wormald P.J. European position paper on rhinosinusitis and nasal polyps 2012. Rhinol. Suppl. 2012;50(23):1–298.

4. Кирий Г.И. Некоторые механизмы влияния конституциональных факторов на формирование группы часто болеющих детей. Рос. оториноларингология. 2012;6:54–9.

5. Пальчун В.Т. Предупредить хронизацию и осложнения острого воспаления ЛОР-органов. Вестник оториноларингологии. 2009;2:4–6.

6. Савватеева Д.М. Место антисептических препаратов в лечении пациентов с острыми инфекционными заболеваниями верхних дыхательных путей. РМЖ. 2015;6:336

7. Kaplan A. Canadian guidelines for acute bacterial rhinosinusitis. Can. Fam. Physician. 2014;60(3):227–34.

8. Лопатин А.С., Свистушкин В.М. Острый риносинусит: этиология, патогенез, диагностика и принципы лечения: клинические рекомендации. М., 2009. 28 с.

9. Рязанцев С.В., Гаращенко Т.А., Карнеева О.В., Поляков Д.П., Свистушкин В.М., Кириченко И.М. Клинические рекомендации. Дифференциальная диагностика и лечение острого тонзиллофарингита. М., 2014. 22 с.

10. Овчинников А.Ю. Острый и хронический фарингит. Вестник оториноларингологии. 1991;4:8–10.

11. Сидоренко С.В., Гучев И.А. Тонзиллофарингит: вопросы диагностики и антибактериальной терапии. Сonsilium medicum. 2004;6(4).

12. Williams J.G. Clinical guidelines online: do they improve compliance? Postgrad. Med. J. 2004;80:415–19.

13. Anand V.K. Epidemiology and economic impact of rhinosinusitis. Ann. Otol. Rhinol. Laryngol. Suppl. 2004;193:3–5.

14. Крюков А.И. Лечебно-диагностическая тактика при остром бактериальном синусите. Методические рекомендации Департамента здравоохранения Москвы. М., 2002. 15 с.

15. Revai K., Dobbs L.A., Nair S., Patel J.A., Grady J.J., Chonmaitree T. Incidence of acute otitis media and sinusitis complicating upper respiratory tract infection: the effect of age. Pediatrics. 2007;119(6):1408–12.

16. Pleis J.R., Lucas J.W., Ward B.W. Summary health statistics for US adults: National Health Interview Survey, 2008. Vital Health Stat. 10. 2009;242:1–157.

17. Стратегия и тактика рационального применения антимикробных средств в амбулаторной практике. Российские практические рекомендации. М., 2014. 119 с.

18. Крюков А.И., Сединкин А.А. Лечебно-диагностическая тактика при остром бактериальном синусите. Рос. оториноларингология. 2005;4:15–7.

19. Gill J.M., Fleischut P., Haas S., Pellini B., Crawford A., Nash D.B. Use of antibiotics for adult upper respiratory infections in outpatient settings: a national ambulatory network study. Fam. Med. 2006;38:349–54.

20. American Academy of Pediatrics Subcommittee on Management of Sinusitis and Committee on Quality Improvement. Clinical practice guideline: management of sinusitis. Pediatrics. 2001;108:798–808.

21. Дайхес Н.А. Принципы этиопатогенетической терапии острых синуситов: методические рекомендации. М.-СПб., 2014. 39 с.

22. Благитко Е.М. Серебро в медицине. Новосибирск, 2004. 254 с.

23. Серебра протеинат (Silver proteinate). Энциклопедия лекарств. Регистр лекарственных средств России. М., 2004.

24. Кочетков П.А., Мейтель И.Ю. Профилактика и лечение острых вирусных инфекций верхних дыхательных путей и их бактериальных осложнений РМЖ. 2016;4:231–35.

25. Еремеева К.В., Петрова Е.И., Свистушкин В.М. Протеинат серебра в ЛОР-практике: новое – это хорошо забытое старое? РМЖ. 2015;23:1381–83.

26. Monafo W., Moyer C. The treatment of extensive thermal burns with 0.5% silver nitrate solution in early treatment of severe burns Ann. N Y Acad. Sci. 1968;150(3):937–45.

27. Шагинян И.А., Чернуха М.Ю. Изучение антимикробной активности in vitro препарата серебра протеинат для приготовления раствора для местного применения в виде 2% водного раствора в отношении основных бактериальных возбудителей заболеваний верхних дыхательных путей. Отчет № 59. 2014;14:1488–502.

Источник