Куда пропало золото колчака

Все тайны золота Колчака

«Золото Колчака» — это большая часть золотого запаса Российской империи, который таинственным образом исчез на заснеженных просторах Сибири зимой 1920 года. Несколько лет назад на заседании Государственной думы Р.Ф. Владимиром Жириновским, был озвучен проект весьма любопытного постановления.

В нём, в частности, рекомендовалось президенту России провести переговоры с правительствами Великобритании, США и Японии по вопросу возврата золотого запаса России, вывезенного в эти государства по распоряжению адмирала Колчака в 20-е годы. Здесь Вы узнаете весь путь по Сибири «золотого эшелона», куда и кем разбазаривалось золото, и что способствовало расхищению золотого запаса Российской империи. Узнаете кто стоял у истоков поражения русско-японской войны, Первой мировой войны и революции 1917г.

По словам В. Жириновского, «документальные источники, находящиеся в архиве федеральной службы безопасности РФ, свидетельствуют о том, что в Гонконг-Шанхайском банке, в «Мицубисси-банке», а также в иных японских, американских, французских и британских банках, в настоящее время хранится значительная часть золотого запаса России, вывезенного из страны в 20-е годы».

Предложения Владимира Вольфовича имеют странное свойство. Поначалу над ними снисходительно посмеиваются. Проходит всего несколько лет, и они воплощаются в жизнь! Мало кто помнит, что разделить Россию на девять федеральных округов или избирать парламент по одним только партийным спискам в свое время предлагал именно Владимир Вольфович (и в ту пору многим это казалось странным). Как знать, быть может, и предложение отыскать и вернуть на родину колчаковское золото через несколько лет также переместится из разряда забавной парламентской хроники в реальную повестку дня российской внешней политики. Во всяком случае, веские основания для этого есть.

Сохранился примерный перечень «золота Колчака», перечень, способный взволновать сердце любого кладоискателя: по одним данным около 500 тонн, по другим — 40 000 пудов золота (около 650 тонн), 30 000 пудов серебра (480 тонн) в слитках и монетах, драгоценная церковная утварь, исторические ценности, драгоценности царской семьи — 154 предмета, среди которых бесценное ожерелье царицы Александры Федоровны и усыпанная бриллиантами шпага наследника Алексея. Наконец, ордена сибирского Временного правительства — «Освобождение Сибири» и «Возрождение России», выпущенные в немалом количестве, но известные доселе только в описаниях. Интересно, что стоимость одного только золота и серебра по самым минимальным оценкам тянет на 13,3 млрд, долларов.

Пропало не только золото Колчака, вся Россия подверглась разграблению, всё, что веками хранилось и сберегалось, всё ушло на Запад. Церкви, обладающие святынями, бесценными произведениями искусства, облачённые в золото, отделанные драгоценными камнями — подверглись разорению и ограблению, под видом борьбы с религией. Когда же мощный источник богатств России стал иссякать, то был спровоцирован голод и люди были вынуждены за кусок хлеба отдавать всё, что было у них ценное. Всем этим хаосом управляли англосаксы, они финансировали как красных, так и белых, и стравливали их друг на друга. Уничтожалось и запрещалось всё русское, всё традиционное и православное, запрещалась история, религия, искусство, наука. Из описаний этих ужасов от Элтони Саттона, мы можем узнать, что из Ревеля в Балтийское море, вышли три корабля с российским золотом, предназначенного для США. Пароход «Гаутод» вёз 216 ящиков золота, ещё 216 ящиков было на пароходе «Карл Лайн», на параход «Рухилева», погрузили 108 ящиков. В каждом ящике было три пуда золота, стоимостью в 60 тысяч золотых рублей за пуд. После этого, ещё одна партия золота была отправлена на пароходе «Вилинг Моулд». Как видите, карту России и её разграбление они разыграли очень легко, но вы не найдёте главного — с чего всё начиналось, либералы и еже с ними очень тщательно скрывают истоки происхождения революции, наверное, надеются на повторение этого сценария, а Ленин и Троцкий уже пришли на подготовленную почву. Поэтому, чтобы понять суть происходящего и откуда появилось «золото Колчака», которое разбазарили, начнём с истоков этой загадочной истории.

Как мы уже знаем, после свершения революции, агрессивные планы США направлялись на овладение обширными и богатыми территориями Сибири и Дальнего Востока. Но эти русские земли они рассматривали как сухопутье из Америки в Европу ещё далеко до войны 1914 года и добивались сооружения «космополитической железной дороги» — Транссибирской магистрали через Сибирь, Дальний Восток и Китай, которую они могли бы взять в свои руки и не только это. Чтобы проводить свою политику и интересы на территории России, Сибири и Дальнего Востока, для этих, далеко идущих целей в 1889 году, граф Сергей Юрьевич Витте становится директором департамента железных дорог Министерства финансов, с августа 1892 года по 1903 г. — министром финансов, с августа 1903 года — председатель Комитета министров. В 1905 году возглавлял русскую делегацию, подписавшую Портсмутский мирный договор России с Японией. С октября 1905, по апрель 1906 года — глава Совета министров. Член Государственного совета и председатель Комитета финансов до 1915 года. Стоит вначале описать тёмные деяния этого «дельца», которые привели к трагедии государства Российского и миллионам напрасных жертв.

Деятельность Витте по ослаблению военной мощи России сыграла свою роль в русско-японской войне, где предателями был сдан Порт-Артур, в революции 1905 года. Этим реформатором к подготовке грядущих событий, был заключён с Японией «почётный» мирный договор, где Курильские острова и половина острова Сахалин отошли к Японии.

Благодаря «стараниям» Витте алкогольный акциз стал представлять самую крупную статью дохода бюджета и был в 2.5 раза больше, чем все прямые налоги, вместе взятые. Всю топливную промышленность России С.Ю. Витте продал зарубежным компаниям практически за бесценок. И не только топливную, но и всю горнодобывающую и другие отрасли промышленности. Отдал на разграбление иностранным фирмам все месторождения полезных ископаемых. Например, большую часть добычи нефти и производства керосина в России контролировали фирмы Ротшильда и Нобеля, а российские военные корабли и крупнейшие промышленные предприятия России стали работать на английском угле.

Всему этому способствовало проведение им денежной реформы в 1897 г., которая привела рубль к золотому эквиваленту, после чего российские деньги стали высоко котироваться на мировом финансовом рынке, и поставили её в финансовом отношении в один ряд с ведущими державами мира. Денежная реформа завершилась в 1899 г. Русские государственные займы размещались главным образом во Франции (до 80 %), на гарантированные правительством облигации имелся спрос также в Германии, Бельгии и несколько позднее появился в Англии. Во Франции была развёрнута мощная рекламная компания и французы, приобретая «бумаги» России, продавали бизнес, дома, земли, где в оконечном итоге они остались ни с чем. Витте фактически пошел на обман и подлоги, решение о введении «золотого рубля» принималось в обход Государственного Совета и было оформлено как «технические поправки» к Монетному уставу Российской Империи. Россия даже не заметила, как оказалась в «золотой удавке».

Глубокий экономический анализ этих «благостных» деяний Витте, провёл Александр Дмитриевич Нечволодов (25.03.1864 — 5.12.1938) — русский военный, участник Русско-Японской и Первой Мировой войн, историк, автор трактатов по экономике. Генерал проанализировал статистику финансово-экономического состояния России за 1882-1906 гг. и пришел к выводу о том, что долг и уплата процентов по золотым кредитам стали напоминать репарации и контрибуции. Всё это Нечволодов назвал откровенной распродажей России и государственной изменой. Нечволодов отметил, что «Россия за 20-летний период 1882-1901 гг. уплатила за границу около 5740 млн. руб. т. е. мы уплачиваем иностранцам в каждые 6,5 лет дань, равную по величине контрибуции, уплаченной Францией своей победительнице Германии. Без войны, без затрат, без человеческих жертв, иностранцы все более и более побеждают нас, каждые 5-6 лет нанося нам финансовый разгром, равный разгрому Франции». (Похоже им понравилось, и они разыграли тот же сценарий у нас, в лихие 90-е)

Генерал подчеркивает, ситуация в России усугублялась тем, что (в отличие от стран Западной Европы) делался упор не на внутренние заимствования, а на внешние. В результате чего «большую половину наших колоссальных долгов золотом мы должны загранице. Англия же, Франция и Германия — имеют все свои государственные долги заключенными у себя дома».

Оперируя цифрами, Нечволодов показывает, что ни России, ни другим странам, втянутым в «золотой клуб», не хватит всех мировых запасов золота для того, чтобы расплатиться по кредитам, полученным от ростовщического кагала. Поэтому не нужно удивляться, что на начало XX в. только одна Россия по государственным долгам оказалась должна более половины всех золотых денег, находящихся на земном шаре.

Сегодня наши либералы поют оды «гениальному экономисту», графу Витте. Все учебники, пособия, статьи переполнены восхищением перед «великими» заслугами этого графа. Так работает пятая колонна.

Вот основные стратегии проводимых реформ Витте С.Ю., если перевести с экономического на народный язык понимания:

— Пьяная Россия — главная стратегия реформ

— Голодный народ — слабая армия

— Иностранные инвестиции — разорение казны

— Народ — бессребреник, озолотивший банкиров

— Бумажные фантики Запада взамен золотых гарантий России

— Модернизация по Витте: коррупция, отмывание денег, интересы западного капитала, война.

Естественно все эти действия Витте по развалу государства Российского, развязало руки иностранной интервенции в 1914 году.

Под влиянием Запада экономическая политика Витте вольно или невольно была направлена на свержение монархии, вовлечение России в войну. Логичным итогом подобной антисоциальной политики стала революция, которая должна была свергнуть царя и поставить во главе страны угодных западу деятелей. Питательной почвой для такого развития событий стало немыслимое разделение людей в России на сверхбогачей и бедняков и появление огромного количества государственных коррупционеров, имевших капиталы в западных банках. До Витте подобного не было. Русские промышленники всегда вкладывали деньги в свою страну, давая государству возможность распоряжаться этими деньгами на благо Отечества.

На 80-летие Гробачева, Дмитрий Медведев, тогда ещё президент России, подарил ему книгу графа Витте. Что этим подарком хотел сказать Медведев? Наверное, лучше показать друзей и помощников Витте, чтобы понять смысл подарка, именно от его деятельности и развалилась Российская империя.

Главным помощником Витте в его финансовых делах был Адольф Ротштейн — особо доверенное лицо Ротшильдов, именно он и играл главную экономическую роль в лаврах для Витте. Ротштейн — специалист по русским ценным бумагам парижской конторы Ротшильдов, был специально направлен

из Вены на помощь Витте.

Двоюродной сестрой графа Витте, была Е. П. Блаватская, основательница теософского учения и имела прикосновение к высшим тайнам российского масонства. Витте был связан с дядей Лейбы Бронштейна («Троцкого») — банкиром Абрамом Животовским, который был прочно связан с мировой олигархией через одесский банковский дом «Рафалович и Ко», являлся компаньоном А.И. Путилова (внука главы Общества Путиловских заводов, ставших прикрытием боевиков Рутенберга в 1905г). С 1890 являлся помощником юрисконсульта Министерства финансов, с 1900 г. директором канцелярии и секретаря С.Ю. Витте. Животинский, как и Путилов, был акционером «Русско-Азиатского банка», бывшего «Русско-Китайского», управляемого Ю.Ротштейном.

Вот к примеру банковский бланк.

Деловым представителем Животовского в США являлся Соломон Розенблюм («Сидней Рейли») — шпион, работающий на МИ-6 через английского резидента в США Уильяма Вайсмана. Вместе с ним в одном кабинете работает Александр Вайнштейн, устраивавший в Нью-Йорке сборища российских революционеров. Его брат, Григорий Вайнштейн, являлся владельцем газеты New World («Новый мир») — редактором которой в США становится Троцкий, там же работают Бухарин, Коллонтай, М.Урицкий, М.Володарский-Гольдштейн, Г.И.Чудновский. В том же здании располагается и банковская контора Вениамина Михайловича Свердлова, (младшего брата Якова Свердлова, того самого, который до крещения был Ешуа-Соломон Мовшевич), — близкого друга Розенблюма-Рейли. и т.д. Теперь Вам понятно, кем на самом деле был министр финансов, граф Витте С.Ю. — граф Полусахалинский.

А чтобы понять всех наших государственных правителей, на кого они работали, как вышеуказанный граф, можно привести пример сохранения и накопления золотого запаса страны по годам их правления:

В 1913г., при Николае Втором Россия имела золотой запас в 1400 тонн и занимала 2-е место после США.

В 1917г. золотой запас = 0, но в вены революции не жалко влить 1100 тонн золотой крови.

В 1920г. ситуация немного выправляется, но, если посмотреть на добычу золота: в 1914г. она составляла 62т. в год, а в 1920г. — 2,5т. в год.

1940г. — максимальный запас в истории нашего государства, и 1953, год смерти Сталина. Если бы Сталин прожил дольше, мы были бы свидетелями дальнейшего увеличения золотого запаса и не забывайте, что было ежегодное снижение цен — это нонсенс для капиталистического мира.

Резкое увеличение поставок золота за рубеж: 1973г.; 1976г.; 1978г.; 1981г.

В эпоху Горбачёва, всё, что оставалось от запасов Сталина, было продано на Запад.

1989г. золотой запас = 784т. 1991г. золотой запас =290т, а в 1992 = 0, без комментариев.

С приходом В.В. Путина мы видим непрерывное увеличение золотого запаса. И с 2012г. Россия попадает в ведущую семёрку стран, имеющих золотой запас, а с 2015 — 5 место. Вывод, который получается из вышеизложенного: закрома Родины значительно пополнялись жёлтым металлом при Николае Втором, Сталине и Путине.

В начале Первой мировой войны золотой запас России был самым крупным в мире и составлял 1 миллиард 695 миллионов рублей (1311 тонн золота, более 60 миллиардов долларов по курсу 2000-х годов). В течение войны значительные суммы золотом были отправлены в Англию в качестве гарантии военных кредитов. В 1914 году через Архангельск в Лондон было отправлено 75 млн рублей золотом (8 млн фунтов). В 1915-1916г. 375 млн рублей золотом (40 млн фунтов) было отправлено по железной дороге во Владивосток, а затем на японских военных кораблях перевезено в Канаду (часть Британской империи) и помещено в хранилища Банка Англии в Оттаве. В феврале 1917 тем же путем через Владивосток было отправлено ещё 187 миллионов рублей золотом (20 млн фунтов). Эти суммы золотом стали гарантией английских кредитов России для закупки военного снаряжения на сумму соответственно 300 и 150 млн фунтов стерлингов. Итого, к моменту захвата банков большевиками, с учетом золота, добытого во время войны, золотой запас России составлял 1101 миллионов рублей.

С началом Первой мировой войны, встал вопрос о сохранности государственного золотого запаса Российской империи, находившегося в Петрограде. В связи с угрозой захвата города германскими войсками, в начале 1915 года была запланирована эвакуация государственных сокровищ. Из Петрограда ценности вывезли поездом в Казань и Нижний Новгород. После Февральской революции туда же перевезли ещё и золото из других городов: Воронежа, Тамбова (в мае 1918 г в Казань прибыло золото, хранившееся в Тамбовском отделении Госбанка), Самары (в июне 1918 г), Курска, Могилева и Пензы. В итоге в Казани сосредоточилось более половины золотого запаса Российской империи. После Октября 1917 года золото досталось захватившим власть в стране большевикам.

Поволжье, казавшееся глубоким тылом, оказалось вскоре в эпицентре Гражданской войны. Большевики, опасаясь захвата золота войсками Комитета членов Учредительного собрания (Комуча) попытались вывезти золото, однако им удалось отправить из Казани лишь 100 ящиков золота на сумму 6 млн руб. В начале августа Казань захватили чехословацкие формирования и части Народной армии Комуча под командованием подполковника В. О. Каппеля, впоследствии одного из самых прославленных командиров войск белых. После различных приключений золото 13 октября 1918 года было доставлено в Омское отделение Госбанка. Через месяц с небольшим (18 ноября 1918 года) адмирал Колчак был провозглашен Верховным правителем России, и золотой запас Российской империи поступил в распоряжение правительства адмирала Колчака, где и прилипло наименование «колчаковского».

5 августа 1918 года на окраине Казани шел жестокий бой. Мощная артиллерийская канонада перекрывала бесконечный треск винтовочных выстрелов и ужасающие стоны раненых, брошенных прямо в поле. В самом городе жители прятались по подвалам и без крайней надобности не выходили на улицу, опасаясь угодить под снаряд или случайно поймать пулю-дуру. Прислушиваясь к угрожающей орудийной пальбе, казанцы гадали, удержат ли красные город или сдадут его невесть откуда взявшимся чехам. У красных был явный перевес в силах, но во многих частях царила анархия. Своеволие революционной поры, когда на полковых собраниях решали ходить в атаку или нет, еще давало о себе знать. Железный нарком Троцкий только-только начинал вводить в молодой армии суровую дисциплину, и его тяжелая рука пока не дотянулась до волжских берегов. Противник чувствовал себя гораздо бодрее. Чехам терять было нечего. Совсем недавно небольшой чехословацкий корпус одним ударом захватил почти весь Транссиб. Внезапный успех окрылил их. Рядом с чехами наступали добровольческие отряды молодого полковника Каппеля. Добровольцы сплошь состояли из офицеров — оружия у них не хватало, обмундирование обветшало, но дисциплина была отменной и дрались они лихо.

Когда рядом никого не осталось, вестовой неожиданно фамильярно прильнул к самому уху полковника и стал что-то торопливо ему нашептывать. Пока он говорил, Каппель усиленно тер руками виски, чтобы скрыть от посторонних усиливающееся волнение. Когда вестовой закончил, полковник медленно опустился прямо на землю и шумно выдохнул воздух, пытаясь успокоиться. Новости ошеломили его. Вестовой доложил: в хранилищах казанского банка обнаружено золото погибшей Империи.

Интересно, что до сей поры нет абсолютно полной ясности в вопросе, каким же именно образом царское золото (точнее, его значительная часть) оказалось в Казани. В 1914-1915 годах русская армия отступала из западных областей Империи, и золото (до той поры рассредоточенное по разным городам) спешно изымали из хранилищ Варшавы, Киева, Риги и увозили подальше от огнедышащего фронта — в Москву, Петроград, Нижний Новгород и Казань. Однако в эти годы в Казани сосредоточилась лишь небольшая часть золотого запаса. Значительно пополнился он только через несколько лет.

Некоторые утверждают, что перевезти петроградское и московское золото на Волгу распорядился ещё Николай II незадолго до отречения. Якобы это было сделано на случай прорыва фронта со стороны Германии. В эту версию верится с трудом, ибо после отступлений 1914-1915 годов фронт держался крепко и никаких опасений по поводу захвата Петрограда или Москвы не возникало. Напротив, после знаменитого Брусиловского прорыва 1916 года в Ставке воспрянули духом. Разгром австрийцев на юго-западном фронте надеялись подкрепить разгромом немецких сил -решающее наступление готовилось на 1917 год. Если же полагать, что царь опасался не немцев, а революционных выступлений, то отправка золота в Казань еще более абсурдна. На случай революции золотой запас необходимо переправлять за границу, а не вглубь страны, откуда после достать его было бы весьма и весьма трудно. К тому же, революционных выступлений не ожидал никто: ни император, ни его сановники, ни даже революционеры-эмигранты. (Историкам хорошо известно, что аккурат накануне февральской революции Ленин больше надеялся на скорое восстание в Швейцарии, а вовсе не на далекой родине. Надо сказать, так думал не только Ленин, а очень многие революционеры). Поэтому, скорее всего, верна традиционная версия: золотой запас, еще остававшийся в обеих столицах, был перевезен на Волгу по приказу красного правительства.

Читайте также:  Для чего рафинируют золото

Получив известие об удивительнейшей находке, полковник Каппель действовал решительно. Нескольким солдатам, которые обнаружили золото, под страхом смертной казни запретили кому-либо говорить о нем. В караулы поставили самых надежных и преданных офицеров. Немедленно началась спешная подготовка к эвакуации золота из Казани — в любой момент красные могли отбить город обратно. Прибывший на Волгу Троцкий быстро восстановил порядок и боевой дух в частях — еще вчера усталые и унылые большевистские армии приободрились, остановили чехов и белых, а после город за городом стали возвращать Поволжье. Однако Каппель оказался не только лихим командиром, но и распорядительным администратором. Эвакуация золота прошла отлично: вначале его переправили в Самару (где заседал так называемый Комуч — Комитет Учредительного Собрания), а затем в Сибирь.

Интересно, что несметные богатства путешествовали по разоренной, бунтующей стране в полной сохранности. Сложно сказать, что было бы, если бы в Казани на месте полковника Каппеля оказался какой-нибудь атаман Кудеяр, коих в ту пору в России развелось немало. Возможно, золото разворовали бы уже прямо в Казани. Каппель был человеком иного закала. Ни сомнений, ни искушения взять себе хотя бы малую часть золота у него не было и быть не могло. Полковник с полным основанием мог повторить слова отставного таможенника Верещагина: «Я мзды не беру, мне за державу обидно». Так он и прожил свою короткую, но яркую жизнь. Интересно, что злейшие враги времен гражданской (идейные белые добровольцы и идейные большевики) в чем-то были похожи друг на друга. Каждый по-своему, они искренне любили Россию и без всяких колебаний отдавали за неё жизнь. Служение идее и для тех, и для других стояло безмерно выше богатства, почестей, а иногда и выше жизни. Бескорыстие и самопожертвование отличали искренних белых офицеров, большевиков и добровольцев от темной массы иных деятелей времен гражданской — бесчисленных «атаманов», спекулянтов, мешочников, налетчиков, негодяев-садистов, зверствовавших в тылу, в красных чрезвычайках и белых контрразведках. И с белой, и с красной стороны в бой шли лучшие люди России. Они первыми поднимались в атаку и первыми принимали пулю. В лютой схватке гибли первыми самые достойные и мужественные. Трусы и негодяи, скрывшиеся за их спинами, как правило, выживали.

Забавный факт. Бесшабашная храбрость каппелевцев нашла символическое отражение даже в советском кинематографе. В классическом фильме «Чапаев», каппелевцев изобразили в знаменитой сцене так называемой «психической атаке», когда офицерский полк, встав в полный рост, отчаянно идет прямо на пулеметы. И Чапаев, и Каппель оба погибли в гражданскую.

Волею судеб полковник Каппель стал одной из ключевых фигур в истории золота — именно он отбил его у красных, но не позволил разграбить и растащить по карманам, а сумел в целости переправить в Сибирь. Мы позволим себе немного отвлечься и доскажем историю трагической жизни полковника.

Владимир Оскарович Каппель стал одним из наиболее талантливых командиров колчаковской армии. Ему присвоили чин генерала и бросали на самые тяжелые участки фронта. Не раз и не два он выходил победителем из самых безнадежных ситуаций. Но отдельные успешные операции ничего не могли изменить в общей судьбе колчаковского движения.

В начале 1920 года недолговечная Сибирская держава Колчака канула в лету. Сам Верховный правитель оказался в Иркутске заложником чехов и местного ревкома. В те дни Каппель стоял один среди всеобщей подлости и предательства. И чехи, и союзники, и сибирские казаки — все оставили адмирала. Благоразумие подсказывало и ему войти в переговоры с врагом и спасти свою жизнь. Но мятежный дух потомка русских дворян и шведских рыцарей противился велениям холодного рассудка. И вековая память, прорывавшаяся сквозь столетия, не оставляла Каппелю выбора. Он знал — есть вещи ценнее жизни и не мог покинуть плененного адмирала. В «ледяной Сибирский поход» Каппель никого не гнал силой. С ним пошли только те, для кого честь была выше жизни. С горсткой добровольцев он ринулся к Иркутску, в отчаянной и безумной попытке спасти адмирала. Они шли по замерзшему Енисею, в нестерпимый мороз, под пронзительным ледяным ветром — оборванные, голодные и обессилевшие от ран. Шли без надежды. И не было выбора — победить или умереть. Они шли умирать. Бог не дал им удачи. На реке Кан Каппель провалился в ледяную полынью. У него началась гангрена, и прямо в полевых условиях ему ампутировали ноги. Но пока в нем теплилась хоть искорка жизни, Каппель ехал на лошади впереди своего маленького, отчаянного отряда. Врага разбить не удалось — слишком неравны были силы. Умирая, Каппель все время бредил новым прорывом. Он уже не мог подняться, но с его запекшихся губ все еще слетало что-то, похожее на военные команды, 25 января командующий умер. Такие офицеры достойны восхищения и вечной памяти.

Белая гвардия. Каппелевцы. Георгий Жаров.

Пуст патронташ, пустяки,

гангреной следы на снегу,

опять в полный рост, в штыки

сквозь дьявольскую пургу.

Оставлены Омск, Иркутск,

мороз — самый страшный враг,

и греются на бегу,

как стая бродячих собак.

Раз вместе, то до конца,

взгляд мертвый пустых глазниц,

тернового нет венца,

снег валит, не видно лиц.

С судьбой последний бой,

А впереди покой, Харбин.

и Донской монастырь.

После смерти Каппеля на военном совете было решено начать отступление. Ясным зимним утром в заснеженном поле, за селением Берхнеозерская на горизонте показалась тонкая темная линия. По безлюдному простору сибирской глуши, обмороженные и израненные, каппелевцы начали отход в Забайкалье. Дикий ветер безжалостно гнал их по ледяной пустыне — всё дальше и дальше от коренной России. В их душах не было ни отчаяния, ни надежды; лишь горечь и пустота. Они уходили побеждёнными и проклятыми судьбой. Это был их последний поход — они уходили в прошлое, унося на руках мертвое тело своего командира.

Когда в результате военного переворота в Омске было свергнуто очередное «правительство» и власть в свои руки взял Колчак-Полярный, то 18 ноября 1918 года сибирской вольнице пришел конец. И очень многие тогда увидели в Колчаке будущего диктатора и освободителя России.

Колчак был отважным полярником, талантливейшим адмиралом и совершенно никчемным политиком, и экономистом. Собственно, к политической и экономической роли он себя никогда не готовил. Для царского морского офицера политика была уделом почтенных старых сановников (консерваторов), болтунов, профессоров (думских либералов) или господ бомбистов (революционеров). Первых Колчак всегда считал тупицами, льстецами и казнокрадами, вторых — пустозвонами, а третьих — просто сумасшедшими. В императорской России военные традиционно смотрели на штатских свысока, а политика в офицерской среде считалась уделом смутьянов и бездельников. Роковой семнадцатый год перевернул весь его мир. Будущее пугало адмирала. Натура военного жаждала твердого порядка и определенности. А революция вседневно и ежечасно рождала хаос, и завтрашний день России представлялся в совершеннейшем тумане.

Из охваченной смутой страны Колчак уезжает за границу, надеясь за морем найти применение своему таланту. Подробности в посте: «Белые страницы истории Сибири (часть-21). Белый террор».

Но в 1918 году он вновь оказывается на родине, вернее в Харбине, на самой дальней восточной окраине развалившейся Империи. Отсюда, из Харбина, адмирал начинает свой путь, который всего через два года приведёт его к ледяной полынье на Ангаре-реке. На Колчака обращают внимание самые разные политические группы: и бывшие офицеры, и сибирские промышленники, и, главное, союзники из Антанты. Благодаря «союзникам», за несколько месяцев Колчак проходит путь от полубездомного отставного моряка до диктатора Всесибирского. Вместе с властью от прежнего омского правительства Колчак получил поистине царский подарок — золото Империи, захваченное Каппелем в Казани.

Странно, но факт. Ревизию попавшего в его руки золотого запаса Колчак распорядился провести лишь через полгода, в мае 1919-го. Надо сказать, что к этому времени золотой запас несколько истощился — правительство адмирала лихо тратило деньги на военные закупки и задабривание союзников. Тем не менее, львиная доля золота сохранилась.

После ревизии деньги и ценности разделили на три части. Теперь будьте внимательны. В первую часть вошли 722 ящика золотых слитков и монет. Их переправили в глубокий колчаковский тыл — в Читу. Вторая часть — сокровища царской семьи, драгоценная церковная утварь, исторические и художественные реликвии — хранилась в городе Тобольске (среди прочего там была и серебряная вызолоченная рака из-под мощей Иоанна Тобольского весом в 35 пудов). Ответственным за хранение был назначен начальник тобольского гарнизона штабс-капитан Н.Г. Киселев. Наконец, третья часть — самая крупная — осталась при адмирале Колчаке. Это и был знаменитый «золотой поезд» колоссальной стоимостью более 650 млн. золотых рублей.

На что же тратил адмирал царское золото? В первую очередь Колчак приступил к вооружению новой Сибирской армии. Он не желал оставаться в Омске и строить «самостийное» Сибирское государство. Лавры хана Кучума не прельщали адмирала — он желал непременно начать поход на Москву и освободить Россию от большевистского ига. На колчаковских военных закупках наживались все, кто только мог. Сам адмирал, безусловно, был безупречно честным человеком. Взять себе хоть одну казенную копейку он не мог — столь постыдный поступок был невозможен для русского офицера, превыше всего дорожившего своей честью. Но Верховный правитель России оказался никуда не годным администратором. В многочисленных комитетах и отделах его правительства, в разбухших до невозможности штабах, расплодилось неимоверное количество мздоимцев, казнокрадов и откровенных авантюристов. Контрразведка, которая была призвана каленым железом выжигать крамолу, сама превратилась в классическую криминальную крышу — под её сводами расцвели провокаторство, спекуляция, опиумная торговля и элементарное воровство.

Не упускали своего и западные советники, представители и подрядчики. В результате за всё, что получал Колчак от союзников, он платил втридорога. Добровольная помощь Антанты белым армиям — сказки. Во всяком случае, в отношении Сибирской армии Колчака. За каждый поставленный патрон, за каждую винтовку, за каждую шинель — за всё было заплачено русским золотом. И не просто заплачено, а многократно переплачено. В общем, вооружение и снабжение армии Колчака превратилось для Антанты в отличную коммерческую операцию.

За время своего правления Колчак заплатил Англии и Франции за предоставленное вооружение более 242 млн. золотых рублей. По действовавшим тогда ценам это была непомерно дорогая плата.

Колчак-Полярный, прекрасный флотоводец на суше, увы, оказался полным банкротом. Начавшееся в начале 1919 года наступление на Востоке, уже к середине лета обернулось крахом. Силой мобилизованные в армию Колчака сибирские крестьяне отказывались воевать и дезертировали. Из-за полного контроля над Колчаком со стороны англосаксов, был развязан «белый террор», где белогвардейцы стали грабить и убивать мирных жителей. По всей Сибири свирепствовали банды и мародеры. Порядка не было нигде — ни на фронте, ни в тылу, ни в самом Омске. На роль диктатора Колчак явно не годился, но с его попустительства, его же подчинённые творили террор против мирного населения. Этот факт не делает ему чести и вскоре адмирал бежит из своей сибирской столицы — Омск, Томск, Новониколаевск (Новосибирск). Всё дальше и дальше на восток. И с ним таинственный «золотой поезд».

Красные неотступно идут по пятам. И, как всегда бывает на тонущем корабле, крысы покидают его. Колчака внезапно и коварно предают бывшие союзники — чехословацкий корпус. Чехи видят: из сибирского капкана живыми им не выбраться. С запада наседают красные армии. Впереди на востоке — красные партизаны. И чехословацкие командиры принимают решение — спастись ценою головы Колчака и русского золота. Но это по официальной версии, на самом деле чехи находились в составе войска англо-американской коалиции и подчинялась американскому генералу Гревсу лично. Сам же Колчак был прислан из Америки и стал Верховным правителем Сибири именно на американских штыках и деньгах. Поэтому Колчак сам своею судьбой не распоряжался, он был марионеткой в руках англосаксов, а так, как в конце решил быть независимым и не отдавать золото, то вскоре был арестован и выдан иркутскому ревкому, где после без суда и следствия его расстреляли за ненадобностью.

1 марта 1920 года в селе Кайтул белочехи подписывают соглашение. Они обязуются выдать представителю Ревкома Иркутска золотой эшелон — 18 вагонов, содержащих 5143 ящика и 1578 мешков с золотом и другими драгоценностями (311 тонн), номинальной стоимостью 408 млн. золотых рублей. Чехи надеются, что, выдав золото, они получат право спокойного проезда на Восток по Транссибу.

Итак, казалось, история, начавшаяся в казанских подвалах, закончена — золото возвращается Советской России. Но иркутский ревком не знал и не мог знать настоящую бухгалтерию золотого запаса. А потому и не понял — чехи вернули всё или только часть золота?

Подсчитаем. 722 ящика золотых монет и слитков отправляется в середине 1919 года в Читу. Сокровища царской семьи, драгоценная утварь, исторические и художественные ценности — в Тобольск. Наконец, третья часть, самая крупная, превращается в «золотой поезд»- Колчака. По состоянию на конец лета 1919 года в нем находится денег и ценностей примерно на 650-660 млн. золотых рублей (с учетом трат Колчака на закупку вооружения — большую часть этих трат адмирал произвел в первой половине 1919 года). Но 1 марта 1920 года белочехи передают Иркутскому ревкому всего 408 млн. золотых рублей! Получается, что при паническом отступлении Колчака из Омска по дороге куда-то пропали 240-250 млн. А это около 200 тонн золота. Кроме того, неясной оставалась судьба читинского запаса и тобольских сокровищ. В этом месте заканчивается та часть истории колчаковского золота, которая более или менее достоверна. Далее мы вступаем на топкую почву мифов, версий и туманных предположений. Что ж, попытаемся в них разобраться.

Когда в России начали добывать золото? О больших запасах золота в рифейских (уральских) горах писал ещё в V веке до н.э. древнегреческий историк Геродот. Однако долгое время разработка этих богатств оставалась недостижимой для российских правителей целью. Золото долго и безуспешно искали и великий князь московский Иван III, и царь Иван Грозный, и первые Романовы. Но только при Петре I узнали о несметных золотых украшениях, найденных на территории Сибири, простой люд тоннами добывал его из курганов. Это, так называемое золото скифов, конечно львиная доля его была просто переплавлена, и Пётр I пресёк эту варварскую деятельность. Сегодня, часть этих сокровищ мы можем увидеть в Эрмитаже под видом Сибирской коллекции Петра I. Поэтому реально добывать золото стали только при Петре, но вплоть до XIX века общие объёмы этой добычи оставались незначительными. К примеру, только в течении одного столетия было наработано всего 23 тонны драгоценного металла.

Всё изменилось с открытием сначала уральских, а затем богатейших сибирских месторождений. К середине XIX века добыча золота в России выросла в 100 раз. За один год вырабатывалось более 25 тонн. К концу века центр золотодобычи окончательно сместился в Сибирь — там сосредоточилось более 70% золотодобывающих предприятий. К началу первой мировой войны ежегодно в России добывалось около 50 тонн золота (примерно 12% мировой добычи). Всего с 1719 по 1917 год в России в Государственную казну от казенных и частных предприятий поступило 2900 тонн благородного металла.

С началом боевых действий 498 тонн золота было вывезено в Англию, где страны Антанты сформировали резерв для финансирования военных закупок. 58 тонн сразу продали на бирже. Оставшиеся суммы должны были служить залогом под военные кредиты правительства. Тем не менее, в 1915 году в запасниках российского Госбанка ещё оставалось 1312 тонн золота!

До нас дошли некоторые интересные моменты движения колчаковского золота, когда его небольшими частями удавалось обнаружить в разных районах нашей страны. К примеру, интригующая история Богданова началась в том самом 1920 году. Вячеслав Богданов служил офицером в колчаковской армии. Ему и поручику Дранкевичу, вместе с группой солдат, среди всеобщей неразберихи и отступления, удалось похитить около 200 кг золота из адмиральского поезда. Богданов и Дранкевич отлично понимали: уйти с золотом за кордон сейчас невозможно. Отбить его мог кто угодно — и красные, и чехи, и узкоглазые казачки всевеликого атамана Семенова. И даже если бы удалось вырваться из Забайкалья, то в Маньчжурии могли напасть местные банды хунхузов, а в Приморье золото, скорее всего, перекочевало бы к доблестным желтолицым воинам его величества микадо. Недолго думая, Богданов и Дранкевич спрятали основную часть золота в одной из заброшенных церквей на юго-восточном берегу Байкала. С собой решено было взять лишь несколько слитков, которые легко можно было припрятать. Закопав золото, Богданов и Дранкевич перестреляли всех солдат, кто помогал им. Чуть позже Богданов застрелил и Дранкевича, а после бежал в Китай. Уже из Китая он перебрался в США. Какое-то время он ждал падения большевиков и возможности спокойно вернуться в Россию и отрыть заветные сокровища. Но годы шли, а большевики, похоже, никак не собирались отдавать Богу душу.

Читайте также:  Добытчики черного золота троп

Лишь после войны, в конце 50-х, когда советский режим стал постепенно «оттаивать» и к иностранцам стали относиться чуть менее подозрительно, Богданов решил под видом туриста пробраться в СССР. Вся сложность состояла в том, что в Советском Союзе иностранцы передвигались по строго ограниченной территории (в основном — Москва, Ленинград и некоторые курорты Крыма и Кавказа). Богданову пришлось пойти на разные ухищрения, чтобы добраться до Сибири. На самом деле его успех объяснялся довольно просто — КГБ с самого начала взяло его под подозрение и решило предоставить некоторую свободу действий, чтобы проследить за ним — чем займется, с кем будет встречаться. В КГБ копателя кладов приняли за штатного американского шпиона. Это была ошибка — Богданов действовал на свой страх и риск; и потому с самого начала его экспедиция была обречена на провал. Но ошибка КГБ, в конечном счете, обернулась победой — часть старого русского золота вернулась государству. К сожалению, эта была лишь незначительная часть запасов адмиральского поезда. Впрочем, и Богданов был далеко не единственным искателем пропавшего золота.

5 июля 1941 года в Москве был взят под стражу некий Карл Пуррок, гражданин Эстонской ССР. Ему было предъявлено довольно странное обвинение — по статье 169 части 2 УК РСФСР «за злоупотребление доверием и обман органов власти». А менее чем через год 2 июля 1942 года, особое совещание при НКВД СССР распорядилось: «Пуррока Карла Мартыновича за мошенничество заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком на 5 лет». 10 сентября того же 1942-го Пуррок умер в Приволжском лагере НКВД, так была поставлена печальная точка в длинной история, начавшейся в августе 1919 года.

В тот месяц Карл Пуррок, 26-ти летний переселенец из Эстонии, был призван в армию Колчака из деревни Сережи Барнаульского уезда. Эстонец был грамотным и его тут же определили полковым писарем в 21-й запасной Сибирский полк. Прослужить Пурроку довелось всего несколько месяцев, однако именно они сыграли роковую роль в его судьбе. 21-й запасной пехотный полк отступал к Иркутску вместе с золотым поездом. Запасникам повезло — они избежали кошмара Сибирского ледяного похода. Однако в октябре 1919 года на станции Тайга одна из рот полка получила приказ сопровождать некий особо важный обоз. Обоз был весьма внушителен — состоял он более чем из ста подвод. Карл заметил довольно странную вещь — когда на подводы из вагонов спешно перегружали какие-то ящики, вокруг крутилось довольно много невесть откуда взявшегося начальства. Позже, на следствии в НКВД в 1941 году, Пуррок утверждал: в обозе находилось 26 ящиков золота в слитках и монетах достоинством 5 и 10 рублей, выгруженных из эшелона и другие ценности. По его словам, чтобы добро не досталось врагу, солдаты выкопали несколько ям, куда по распоряжению командира полка полковника Швагина зарыли кожу, шинели, седла, подковы, револьверы системы наганов и те самые 26 ящиков с презренным металлом. Закапывали клад в тайге лишь четверо — сам полковник, двое рядовых и эстонский писарь. Но «золотой команде» не повезло — уходя от места схрона, он наткнулись на партизан. Двое солдат были убиты. А на следующий день Швагин и Пуррок были взяты в плен красноармейцами. Эстонец думал, что приговоренный к расстрелу полковник расскажет красным о золоте и, тем самым, попытается спасти свою жизнь. Но Швагин ничего не сказал. Подивившись мужеству полковника, Пуррок также почёл за благо промолчать, тем более, что ни его, ни Швагина особенно ни о чем не расспрашивали; а ему, насильно мобилизованному рядовому (в отличие от золотопогонника-полковника), никакой расстрел не грозил. Вместо этого Карла Пуррока, насильно мобилизованного в белую армию, тут же насильно мобилизовали в Красную, определив в 18-й запасной пехотный полк. Красноармейцем эстонец побыл всего два месяца: в декабре 19-го его отпустили домой. Во время службы он мудро держал язык за зубами и никому ничего не сказал.

Золото у станции Тайга так и не было найдено. Но местные жители до сих пор любят рассказывать байки про мальчика, который якобы видел в 1919 году обоз с золотом; о карте, составленной писарем-колчаковцем, и многие другие истории, которые так хорошо подогревают энтузиазм кладоискателей. Кто знает, может и по сию пору покоятся в земле неподалеку от станции Тайга 26 ящиков с золотом?

Вообще советские спецслужбы довольно активно искали не только клад Пуррока, но и всё пропавшее колчаковское золото. Первоначально считалось, что золото ушло в Японию. Однако по мере появления все новых и новых свидетельств из разных уголков Сибири о кладах (подобных тону, о котором рассказывал эстонец Пуррок) «японский след» решили отбросить. Наиболее правдоподобной признали следующую версию: во время следования «золотого эшелона» к Иркутску часть ценностей с него была снята, разделена на несколько партий и спрятана (проще говоря, зарыта в вечную сибирскую мерзлоту). На территории страны остались, как выяснилось, живые свидетели, которых можно было привлечь к делу. И писарь Пуррок был далеко не единственным.

В начале 30-х годов тобольским чекистам стало известно, что часть золота Колчака хранилась не в «золотом поезде», а в Томске. Когда Сибирский фронт стал рушиться, ценности из Тобольска попытались эвакуировать на пароходах. Следы пароходов терялись возле села Тундрино. Там, видимо, и следовало искать большую часть их драгоценного груза. Впрочем, что-то могло и «рассеяться» по округе, как и в случае с «золотым эшелоном». Начались допросы, обыски, раскопки. В результате счастье улыбнулось чекистам — они нашли часть драгоценностей царской династии Романовых.

Вот текст спец записки полномочного представителя ОГПУ по Уралу Решетова заместителю председателя ОГПУ Генриху Ягоде, «Об изъятии царских ценностей в г. Тобольске», хранящаяся в ЦОА ФСБ России: «В результате длительного розыска 20 ноября 1933 года в городе Тобольске изъяты ценности царской семьи. Эти ценности во время пребывания царской семьи в г. Тобольске были переданы на хранение камердинером Чемодуровым игуменье Тобольского Ивановского монастыря Дружининой. Последняя незадолго до смерти передала их своей помощнице — благочинной Марфе Уженцевой, которая прятала ценности в колодце, на монастырском кладбище, в могилках и ряде других мест. В 1924-25 годах Уженцева собиралась бросить ценности в реку Иртыш, но была отговорена от этого бывшим тобольским рыбопромышленником В.М. Корниловым, которому и сдала ценности на временное хранение. 15 октября с.г. Уженцева призналась в хранении ею ценностей царской семьи и указала место их нахождения (ценности в двух стеклянных банках, вставленных в деревянные кадушки, были зарыты в подполье в квартире Корнилова). Среди изъятых ценностей имеются: 1) брошь бриллиантовая в 100 карат; 2) три шпильки головные с бриллиантами в 44 и 36 карат; 3) полумесяц с бриллиантами до 70 карат (по некоторым сведениям, этот полумесяц был подарен царю турецким султаном); 4) диадема царских дочерей и царицы, и другие. Всего изъято ценностей — 154 предмета, по предварительной оценке, наших экспертов, на сумму в три миллиона двести семьдесят тысяч шестьсот девяносто три золотых рубля (3 270 693 руб.)».

Но есть и другой взгляд на происходящее. Владимир Карелин, кандидат исторических наук, преподаватель Мурманского института экономики, копаясь в норвежских архивах, наткнулся на секретную переписку дипломата начала XX века Константина Гулькевича со своим бывшим секретарем Владимиром Васильевым. Речь шла о золоте, которое огромными партиями вывозилось из России за границу. Сопоставив факты, учёный пришел к неожиданному выводу: да это же те самые сокровища, что захватила армия Колчака! И которые потом бесследно исчезли.

. Август 1918-го. Войска полковника Каппеля и чехословацкие легионеры стремительно выбивают красных из Казани. В руки Колчака попадает почти весь золотой запас России, который эвакуировали из Петрограда еще в 1915 году. После его ареста чехи возвращают большевикам остатки запасов — 314 тонн монет и слитков. Где растворились еще 186 тонн?

. Захваченное в Казани золото сначала частично переводили на счета колчаковского правительства в западных банках, а потом постепенно снимали, — говорит Владимир Карелин. — Часть средств была в золотых царских империалах или слитках с клеймом русского Госбанка. Оно вывозилось через Владивосток за рубеж, в том числе в Швецию и Норвегию. После разгрома Белого движения официальной возможности распоряжаться этими средствами уже не было. Поэтому золото переплавлялось и с перебитыми клеймами утекало в Америку. Если правильно понимать эту ситуацию, то, как только золото оказалось под контролем англосаксов, они решили слить белое движение, а война, террор, анархия и прочие их деяния, это управляемый хаос, где можно прилично обогатиться.

Вот схема движения золота Колчака по Карелину:

Всего в распоряжении адмирала Колчака оказалось золота на 645 млн. 410 тыс. руб., а это почти 500 тонн, преимущественно в монетах и слитках, а также небольшое количество золотых полос и кружков. В состав золотого запаса, наряду с российской, входили монеты 14 государств. Больше всего было германских марок, в эквиваленте — 11 202 552 руб., далее по паритету шли испанские альфонсы (монеты достоинством в 25 песет, содержавшие 7,2585 г чистого золота — 8 272 741 р.) и английские соверены — 5 024 116 руб.). Наиболее экзотическими — на фоне американских долларов, французских и бельгийских франков, японских иен, греческих драхм и т.д. выглядели 36 тыс. чилийских кондоров на сумму 2 781 459 руб. 59 коп. Для справки: золотое содержание рубля, согласно Монетному уставу 1899 г., составляло 0,77423 грамма чистого золота. 10 золотых рублей были равны одному фунту стерлингов, два золотых рубля — одному доллару США.

15 января 1920 года, в 9 ч. 55 мин. вечера на станции Иннокентьевская близ Иркутска бывший «Верховный правитель России» адмирал А.В. Колчак был передан союзниками уполномоченным иркутского эсеро-меньшевистского Политцентра. Вместе с адмиралом в руках Политцентра оказалось и «колчаковское золото». Вскоре и адмирал, и золото оказались в распоряжении большевиков. Колчак был расстрелян в ночь на 7 февраля 1920 года. Попавшее в руки большевиков золото, на общую сумму 409 625 870 золотых рублей было доставлено в Казань. Но что стало с остальным золотом? Нетрудно подсчитать, что разница составляет почти 236 млн. рублей.

Таким образом, документы, позволяющие понять, что же произошло с колчаковским золотом, точнее, вырученными от его продаж и «золотых займов» деньгами, оказались рассредоточены между российскими, американскими (Гуверовский архив в Стэнфорде и Бахметевский архив в Нью-Йорке) и британскими (Русский архив в Лидсе) архивами. Автору этих строк удалось поработать во всех этих архивах и воссоздать историю «движения денег» и золота.

Всего, по нашим подсчетам, колчаковскими финансистами было отправлено за рубеж золота на сумму около 195 млн. золотых рублей. Часть золота — на сумму 35 186 333 долл. была продана с мая по сентябрь 1919 г. французским, японским и британским банкам. Большая же часть была депонирована в японских, британских, американских банках в качестве обеспечения кредитов. Самый крупный заём — на 75 млн. золотых рублей был предоставлен совместно британским банком Бэринг Бразерс и американским — Киддер, Пибоди и Ко. Британская часть займа была получена в фунтах стерлингов (3 млн. ф. ст.), американская — в долларах (22,5 млн. долл.). Под залог золота был получен также заём у японских банков на сумму почти 30 млн. иен (в то время золотой рубль и иена котировались одинаков). Золото депонировалось также для приобретения в кредит винтовок у американского правительства, у фирмы Ремингтон, пулеметов Кольта у фирмы Морлинроквель. Один из золотых эшелонов, направлявшийся из Омска во Владивосток, был захвачен атаманом Г.М. Семеновым. В поезде находилось золота на 43 557 744 руб. Оно было израсходовано атаманом на содержание своих войск, и на такие экзотические цели, как попытка привлечь монголов к борьбе против 3-го Интернационала. Для этого барону Р.Ф. Унгерну, отправившемуся в Монголию, было выделено атаманом 7 млн. руб.

Львиная доля денег, полученных правительством адмирала Колчака, а также «унаследованных» его преемниками — генералами А.И. Деникиным и П.Н. Врангелем, пошла на закупку вооружения, боеприпасов и обмундирования. Огромные деньги — свыше 4 млн. долл. пошли на заказ денежных знаков в США. Финансисты Белого движения стремились стабилизировать денежное обращение, для чего были необходимы надежные денежные знаки. В конечном счёте, изготовленные Американской банкнотной компанией купюры пришлось сжечь, чтобы не платить за хранение. Так в буквальном смысле деньги были пущены на ветер.

Часть золота была продана российскими финансовыми агентами с тем, чтобы рассчитаться по кредитам. Последняя продажа была осуществлена российским финансовым агентом в США С.А. Угетом весной 1921 г. После окончательного расчета с фирмой Ремингтон освободилась часть золотого депозита. Золото было продано японскому Йокогама Спеши банку за сумму, эквивалентную 500 тыс. долл. Любопытно, что эту сумму дипломаты намеревались сохранить для будущего правительства пост-большевистской России. А чтобы лучше скрыть деньги от докучливых кредиторов, их вложили в акции и векселя London & Eastern Trade Bank. Это был британский банк, но с русским капиталом, он был создан российскими предпринимателями, оказавшимися в эмиграции. А доверенным лицом, на которое были оформлены акции, стал. Густав Нобель, племянник «того самого» Нобеля.

«Колчаковскому золоту», точнее, вырученным за него деньгам, была суждена неожиданно долгая жизнь после окончания Гражданской войны. Ответственность за них взяли на себя российские дипломаты, создавшие Совет российских послов в Париже и Финансовый совет при нём. На эти деньги происходило расселение армии Врангеля на Балканах, деньги шли на помощь русской эмиграции. Ручеек мелел, но иссяк лишь в конце 1950-х гг. Автору удалось проследить историю «колчаковских» денег до 1957 года, когда умер последний член Совета послов В.А.Маклаков.

История эта чрезвычайно увлекательная. Ей посвящена книга «Деньги русской эмиграции: Колчаковское золото. 1918-1957» (М.: Новое литературное обозрение, 2008г). Приведённые в ней сведения позволяют поставить точку в продолжающихся почти 90 лет дебатах о судьбе колчаковского золота.

Олег Витальевич Будницкий, Российская академия наук (Москва, Россия).

Деньги русской эмиграции: Колчаковское золото. 1918-1957. — М.: Новое литературное обозрение, 2008 г.

Материалы по теме

А вот ещё:

Колонны Выборгского залива, часть 3

После написания двух статей о колоннах в Выборгском заливе в которых раскрыты все геометрические и иные характеристики, остался ряд нераскрытых вопросов. Последние дни на тематических ресурсах я прочитал много версий о том как колонны могли там оказаться, как они перевозились, куда предназначались. В данной статье я попробую озвучить свои мысли по данному поводу. Теперь обо всем по порядку.
]]>

Начну с того, что является незыблемой истиной и не подлежит обсуждению. По пунктам.
1. Эти колонны первичный полуфабрикат. Только со станка. С токарного станка или его аналога. В том плане что нам не важно, вращалась ли заготовка из камня при неподвижном резце, или вращался резец вокруг неподвижной заготовки. Это изделие исключительно техногенного характера. Никакие отсылки к технологиям первой половины 19 века, типа как к зубилу, кувалде и хорошему глазомеру, серьезно рассматриваться не могут — глупость. Следов шлифовки и тем более полировки колонны не имеют.
2. Геометрические размеры колонн, а также паспорт гранита из которого они изготовлены, полностью отвергают возможность отождествления этих колонн с каким-либо известным памятником, зданием или сооружением в Санкт-Петербурге или его окрестностях. Эти колонны уникальны.

На основании этих двух пунктов можно сделать логичное и единственное предположение. Колонны в данном месте оказались в процессе перевозки. При этом мы не знаем ни точки А, то есть откуда колонны были вывезены, ни точки В, в которую они должны были быть доставлены. При этом точка А скорее всего местной локации, ибо местная округа изобилует выходами гранита как раз того паспорта как и колонны. Другое дело, что эта локация достаточно обширна, это десятки квадратных километров как минимум. Мне бы очень хотелось чтобы наши доблестные геологи, а прежде всего Санкт-Петербургский Горный университет, сделали подробный анализ паспорта гранита в Северо-западном регионе. Как оказалось, гранит имеет очень сильное разнообразие, можно даже сказать что каждый карьер уникален в своем роде и имеет собственный паспорт имеющихся выходов гранитных масс. Те экспертные заключения которые мне довелось видеть к сожалению данный вопрос рассматривают крайне поверхностно. Для понимания приведу такой пример. Возьмем людей. Люди бывают разной расы. Это виды гранита. Красный, черный, серый и так далее. Каждая раса людей имеет деление на народы. Мы в частности легко отличим белобрысых скандинавов от темноволосых арабов. Народов очень много с разнообразными особенностями. Так же и с гранитами которые делятся на кучу пород и подпород. Меркозернистый, крупнозернистый, переходные формы к диабазам и базальтам, химический состав и так далее. Так вот, дальше характеристик пород наши геологи к сожалению не идут. В случае Санкт-Петербурга всё ограничивается тем заявлением, что колонны Исаакиевского собора, Казанского собора, Александровской колонны, а так же гранит набережных рек и каналов, крепостей, фортов, большинства фундаментов и стен зданий, произведены из гранита породы розового рапакиви, так называемого выборгита. А то что этот самый розовый рапакиви может очень сильно отличаться внешне они не уточняют. У всех нас с вами, у людей одной расы и даже одной народности, разные глаза, разные нос, губы, уши, овал лица и так далее. Это всё делает нас с вами уникальными, узнаваемыми. Именно по-этому мы и фотографируемся на паспорт, ибо наглядно эти отличия хорошо заметны. Так и с гранитом. Каждый карьер или, вернее, каждая локация гранита имеет свой паспорт. Это оттенки цвета, количественная и качественная характеристика овоидной структуры, так называемой рапы (зерна), текстура и так далее. Всё намного сложнее. Зная паспорт гранита того или иного памятника, сооружения или здания можно точно определить локацию места из которого вырабатывался камень для его производства. А затем все эти данные наложить на историческую документалистику и беллетристику. Я уверен, что будет много нестыковок. Например имеется письменный источник 19 века утверждающий что для производства колонн Исаакиевского собора использовались разные карьеры. Я убежден в том, что этого быть не могло по причине как раз паспорта гранитов. На вид все колонны Исакия одного паспорта, что делает вероятность его производства из разных карьеров ничтожно малой, можно сказать равной нулю.

Читайте также:  Русское золото кто владелец

Вернемся к нашей теме. По точке А я высказался. Она где-то в локации тех мест где колонны и сейчас находятся. Что касаемо точки Б то тут всё намного сложнее. Она может быть где угодно. И совсем не обязательно что это Санкт-Петербург. Шарик большой.

В первой статье ]]> я обоснованно показал что вероятность того что колонны были произведены в близлежащем карьере (500 метров на юг, желтый квадрат) крайне мала, не логична. Скорее всего в данную точку они попали из района обозначенного оранжевым овалом.

И перевозились колонны на судне. Вернее не так. Это совсем не обязательно могло быть судно в привычном нам понимании. То есть некая баржа. Их могли и буксировать. ]]> Буксировка груза по воде и сейчас широко практикуется ]]> . Методы буксировки бывают разные. Плавучие объекты могут тянуть на тросе (канате), могут толкать. В случае буксировки перевозимый объект желательно делать близким к нулевой плавучести чтобы минимизировать негативные факторы сноса ветром. Проще говоря корыто, на которое погрузили колонны должно быть минимально малым, насколько это возможно чтобы оно не утонуло. И совсем не обязательно это корыто должно быть деревянным. Тут важно то, что вариант с сухопутной доставкой колонн с моей точки зрения исключен. Это сложно, крайне дорого и, самое главное, на сухопутную версию ничего не указывает. Нет никаких следов укрепления грунта (мощения), выравнивания площадки, обустройства пирса и так далее. И ландшафт местности в районе нахождения колонн крайне сложен для логистики. Берег представляет собой серию уступов, в сумме горка получается не просто многоступенчатой, но и длинной. Правда это сейчас. Каким был местный ландшафт в эпоху античности никто не знает. По моей версии здесь прошли сильнейшие тектонические изменения. Следы этих катастрофических изменений я показал в ]]> первой ]]> статье. Вариант с раскладом на то, что колонны здесь с эпохи античности так же исключен. При тех следах катастрофических событий что мы фиксируем, эти колонны вряд ли бы сейчас лежали в том виде как мы видим. Их бы и поломало, и раскидало. В первых двух статьях я показал в данном месте разлом в гранитном массиве шириной в полторы сотни метров и как следствие этого разлома разбросанные по округе камни. При том что таких разломов было много, некоторые камни данной локации имеют иной паспорт что предполагает их иное месторождение и соответственно доставку в данную локацию по воздуху силой взрыва (выброса) и в некоторых случаях мощнейшими водными потоками.

В общем эти колонны сюда попали в наше историческое время (не ранее 18 века) и из другого места. Но это место где-то в относительно близкой локации. Скорее всего условную точку А нужно искать где-то в районе современного поселка ]]> Балтиец ]]> , это на берегу этого же залива, там удобная речка, сейчас представляющая собой систему озёр, на которой запросто могла быть система шлюзов со всеми вытекающими последствиями в виде генерирующей силы для станков и машин, удобной логистики (погрузка-выгрузка), системы водоснабжения, судовых доков и так далее. Поселение имеет давнюю историю, официально с середины 16 века. Там судя по всему в античность и было производство колонн и прочего камня разного формата. А в 18-19 веках оттуда вывозили всё то что хорошо сохранилось.

Вот схема с подписями, чтобы было наглядно. Серым пунктиром я обозначил предполагаемое место где шла выработка гранита данного паспорта и соответственно его обработка в формы. Судно с колоннами успело пройти по заливу порядка 3 км прежде чем по какой-то причине потеряло управление и его ветром снесло в бухту в которой эти колонны покоятся до сих пор.

Тут можно строить много предположений. Могла быть самоходная баржа которая потеряла управление. Мог быть буксируемый «прицеп», который сорвался с троса и его унесло ветром. Сие нам не узнать никогда. Единственное что можно предположить как уточнение, это то, что колонны были аккуратно выгружены. Рядышком, ровненько. То есть их берегли и планировали забрать. Судно же, судя по всему, позднее удалось эвакуировать.

Теперь самое интересное. Как планировали забрать и что для этого делали. Для наглядности и понимания сразу покажу картинки которые я выкладывал во ]]> второй статье ]]> . Очень хорошие картинки с квадрокоптера сделанные ]]> Николаем Субботиным ]]> во время экспедиции две недели назад.
]]> ]]>
]]> ]]>

Вы видите, что рядом с колоннами находятся каменные блоки, под которыми в свою очередь виднеются деревянные элементы. Сейчас я попытаюсь разъяснить что и как там появлялось. Конечно я со свечкой не стоял, я строю лишь логически обоснованную цепочку умозаключений на основе собственных знаний и опыта. Во ]]> второй ]]> статье я указал, что деревянные элементы это поддон, сделанный с целью изъятия колонн. Теперь подробно.

Первое что нужно понимать, так это то, что блоки и колонны никак не связанные события. Все думают что колонны и блоки везли на одной барже, либо их там вместе складывали, либо это руины какого-то древнего сооружения и прочее и прочее. Версий я слышал уже много. Вплоть до того, что были огромные сани на которых по льду всё это добро возили аж в Петербург. В конце статьи я напишу почему версия со льдом ошибочная. А пока к колоннам и камешкам вернемся.

Для визуализации и лучшего понимания моих мыслей в процессе повествования я буду рисовать принципиальные схемы. Сразу отмечу что версия предполагает погрузку колонн обратно на судно. В случае изъятия колонн на сушу всё было бы намного проще. Система лебёдок от ближайших деревьев и дело в шляпе. Правда потом совершенно невозможна их дальнейшая транспортировка без соотвествующей ландшафной проработки, следов которой нет от слова совсем.

Представьте себя на месте прораба или инженера, которому поручили достать колонны и погрузить на судно. Что вы будете делать? Логично предположить что вам первым делом на дне рядом с колоннами придется соорудить какой-то настил, на который вы сможете поставить подъемный кран (механизм). И такой настил на дне был обнаружен во время экспедиции. Вот схема. Оранжевым цветом я обозначил колонны на тот момент. Они еще рядышком.

Видимо замысел был следующим.

Я нарисовал поддон находящийся на дне. На нём видимо предполагалось размещение подъемных механизмов. Скорее всего два механизма, по торцам колонн. Ибо завести петлю из троса (каната) можно только с торцов. Принцип простой. Как у Архимеда. Дайте мне точку опоры и я переверну Землю. Предполагался подъем колонны, затем на освободившееся место смещалось погрузочное судно, колонна опускалась. Однако не срослось. Скорее всего одной из причин был прогиб или пролом поддона. Встал вопрос укрепления настила и было принято решение под подъемными механизмами настелить второй слой брёвен.


Однако опять не получилось. В этот раз по всей видимости проблемы возникли с подъёмным механизмом. Может балка не выдерживала, может еще что. Но, скорее всего, балка. Если мы исходим из того что подъемных механизмов было два, то можно прикинуть силу на излом. Колонны порядка 34-36 тонн, то есть на каждый рычаг по 18 тонн условно. Вылет стрелы относительно точки опоры никак не менее 3 метров, наверное даже 3,5-4 метра в реалиях был. Предполагая длину стрелы, которая возможно и видна на фото в виде длинного бревна и составляет 16 метров, можно рассчитать как усилие на противоположном конце стрелы, так и силу излома в точке опоры. Если мы условно возьмем соотношение длины плеча рычага как 1:3 (4 и 12 метров), то на противоположном плече рычага вес должен быть 6+ тонн. Вот эти самые 6 с гаком тонн на концах рычага мы и видим в виде разных каменных блоков. При этом когда стрела подъемного механизма начала гнуться и ломаться, на каком-то этапе была тщетная попытка укоротить плечи рычагов, что предполагало увеличение массы на конце плеча рычага. Это дополнительные каменные блоки другого размера.

В конце концов стало понятно что таким образом колонны поднять и погрузить на судно не получится. Стали ломать голову что делать дальше и придумали другой вариант. Кардинально другой. Вот его принципиальная схема.


Но и тут ничего не получалось. Возможно настил не выдерживал, возможно снова рычаг ломался, возможно судно не удавалось жестко закрепить и малейшее движение (осадка) судна все попытки сводила к нулю. Причин может быть много, а скорее всего все причины вместе взятые. Один малейший перекос тянул за собой всю вереницу проблем.

Тут стоит отметить то, что налицо спешная работа, без основательной подготовки. Торопились, возможно хотели втихаря, утайкой, малыми силами. Как я писал во второй статье, это действо происходило в 20 веке, скорее всего в 20-30 годы финнами или во время Великой Отечественной войны немцами.

На самом деле, если по-серьезному подходить к вопросу изъятия колонн, то лично я не вижу особых проблем. Правда понадобится основательная подготовка и металлические механизмы. Если сейчас вдруг кто-то захочет колонны достать, то он это сделает. Хоть на берег вытащить и погрузить на шаланду, хоть на судно. Да, будет не дешево, да придется проделать определенные работы как на дне, так и на берегу, но всё технически исполнимо.

Да, пока не забыл. Когда те кто понял что ни черта не получается, у них хватило ума блоки сложить кучкой у колонн, хотя один блок все-таки остался валяться примерно в десятке метров от кучи. На первом фото с квадрокоптера его видно внизу у обреза снимка. А теперь, когда я все подробно расписал и нарисовал, наложите мой рассказ на имеющиеся фото и вы поймете что я прав. Как минимум моя версия полностью соответствует тому что есть по факту. Один из рычагов при последнем варианте обломился и до сих пор его обломок торчит между колоннами. Напомню тем кто не читал вторую статью, древесина поддона достаточно свежая, хорошей сохранности. Её нельзя датировать периодом Российской империи.

Возможны иные предполагаемые варианты? Конечно возможны. И мой вариант так же может корректироваться. Например я описал вариант с двумя подъемными механизмами, но их могло быть и больше. Запросто могло быть три и даже четыре. При том что два вида блоков видимых на фото как раз имеют по три единицы примерно одного размера. Правда второго уровня поддона мы видим все же лишь два. Но среднюю часть второго уровня на каком то этапе вполне могли разобрать и пустить в ход на настил последнего варианта при закатывании сразу на судно. К сожалению этого мы уже не узнаем никогда, так и будем лишь строить предположения.

Кстати о предположениях. Я обещал рассказать почему версия со льдом ошибочна. Напомню, что я читал версии о том, что колонны и каменные блоки могли катать на санях или неких конструкциях по типу саней зимой по льду. Отвечу как местный рыбак.
1. Лёд не ровный и не однородный. Он и буграми, и с торчащими камнями, и разной толщины. В оттепели с промоинами. Ветер и течения его ломают, повсюду трещины. Часто уносит. Вспомните ежегодные эпопеи с питерскими рыбаками.
2. Торосы. Прибрежная часть до 3 км от берега обычно чрезвычайно торосистая. Локально и в отдельные годы полностью не проходимая ничем. Ни людьми, ни техникой. Даже сейчас.
3. Если выпадет снег, даже рыбацкий ящик на лыжах тащить крайне трудно. Особенно когда снег подтает и под ним вода. Или наоборот, выпавший снег своей массой выдавит через трещины воду которая скапливается под снегом. Передвижение на технике (снегоход, мотособака, сани) в таком случае практически невозможно, пешком крайне затруднительно.
4. в поземку снег надувает барханами как песок в пустыне. Локально запросто может быть толщиной более полуметра. Так же малопроходимо.
5. даже если снег выпал тонким слоем, свеженький, то пока он не спрессуется и не сцепится с поверхность льда, то точки опоры нет от слова совсем. Очень скользко. Вы даже ребенка на санках тащить не сможете. У всех питерских рыбаков, тех кто ходит далеко по Финскому заливу (корюшатники), имеется специальная обувь. Раньше это были специальной формы галоши на валенки. Сейчас сапоги с подошвой из специального состава и определенного протектора. А так же специальные накладки с шипами, так называемые ледоступы.

Следующее. Так же сейчас много идет разговоров о том, что древесина может быть более старой. Приводится в пример и морёный дуб, и Венеция (сибирская лиственница) и прочие примеры археологических находок. Тут так же нужно понимать что есть что и отделять мух от котлет. Древесина может долго сохраняться в среде с малым количеством кислорода. То есть должен быть некий консервант. Консервантом может быть лишь то, что исключает или снижает количество растворенного в воде кислорода. Например глина, выступающая гидроизолятором, или ил и торф которые активно пожирают свободный кислород. Там где лежат колонны нет ни глины, ни ила, ни торфа. Только песок. Песок хорошо пропускает воду, а вместе с ней и кислород. В данной локации нет условий для длительного сохранения древесины. При том что древесина в данном случае это обычная хвоя, как известно не отличающаяся особой стойкостью к гниению. Раз уж отвлекся на древесину, еще кое что скажу. Древесина бывает разной. Как по плотности и твердости, так и по химическому составу. Кроме того, разные породы дерева имеют разный электрический заряд. Древесина в воде гниет любая, но различные особенности могут уменьшать или увеличивать срок. Некоторые породы дерева при определенных условиях дубеют, кальцинируются. Всем известный пример с морёным дубом. Если дуб положить в воду и засыпать песком, да потолще, а лучше глиной или илом, то он каменеет. Но нужны многие годы. Сейчас в промышленных условиях этот процесс сокращен до дней путем нагрева, сушки, обработки паром и химикатами. При этом мало кто знает что ряд пород дерева в некоторых условиях по характеристикам превосходит мореный дуб. Например всем нам хорошо известная осина. Она очень мягкая, особенно верхушка дерева, при этом в естественных условиях гниет очень быстро, по-этому старых и толстых деревьев в лесу вы не найдете. Но, если дерево намочить, оно сильно разбухает, а при сушке сильно ссыхается. При этом имеется факт накопления. То есть каждый цикл разбухания и последующего усыхания будет плясать от последнего цикла с прогрессией к уплотнению. Так вот, после трёх таких циклов осина уже твёрже дуба. А после 10 циклов вы в неё даже гвоздь не забьёте. Самое интересное то, что осина не имеет предела сжатия. Даже после многих циклов сушки сохраняет способность к усыханию. Правда этот процесс крайне замедлен. При этом если окажется влажная среда, то будет так же впитывать влагу и разбухать. Даже покрытая лаком или воском. Ибо с годами лак, воск и прочие покрытия теряют свои свойства и увеличивают гигроскопичность. В общем со временем изделие из осины обязательно растрескается. Кстати, осина имеет отрицательный заряд и по-этому не дружит с хвоей. Вместе они не растут, осина угнетает хвою. А те ёлки что умудряются расти, имеют ветви в сторону от осины. Чёта Остапа понесло. Хватит. Да, у других пород дерева свои «тараканы».

И последнее. Справа и слева от колонн имеется песчаная «отмель». Кое кто пытается это связать каким-то образом с руинами прошлых лет. Типа под песком что-то погребено. А колонны с блоками это лишь верхушка айсберга.
]]> ]]>
Нет. Это не верхушка айсберга. Тут нет ничего необычного. У любого берега на некотором расстоянии от уреза воды есть такой намыв из песка и гальки. Образуется он придонным обратным течением при большой волне в берег. То что у колонн нет такого намыва обусловлено только тем, что сами колонны были как дамба и сдерживали как нагонное поверхностное течение, так и обратное придонное. А справа и слева этот намыв заканчивается причинами иного характера. Это рельеф дна (глубина), геометрия береговой линии, каменные гряды, заливчик впадающего ручья и пр..

Тепеь всё. Свои мысли по теме возможной принадлежности и транспортировке колонн я изложил. Равно как и наиболее вероятную причинно-следственную цепочку событийного характера. Всем спасибо за чтение.

Добавлено 20.09.2020. В данный момент происходит процесс изъятия колонн. Блоки уже вытащены на берег, в скором времени вытащат и колонны. Планируется создание ]]> музея в Выборге ]]> где колонны станут одним из экспонатов. Хорошо это или плохо, я не берусь судить. Могу лишь предположить, что маленький песчаный пляж, который был жемчуженой залива, перестанет быть этой самой жемчужиной, если вообще останется.

Источник