Почему олово такое дорогое

Рынок металлов: олово развивает тактический успех

Стоимость олова достигла исторического рекорда, но мнения экспертов в отношении дальнейшей динамики цен на этот металл расходятся.

В конце прошлой недели стоимость фьючерсов на олово с поставкой через три месяца подскочила на Лондонской бирже металлов (LME) до 34 тысяч долларов за тонну. Таким образом, пишет The Wall Street Journal, показатель побил свой предыдущий рекорд десятилетней давности. Цены выросли примерно на 9% с начала июля и почти на 70% — за год. И тем не менее, перспективы металла остаются сильными: спрос на олово будет поддерживать быстрое развитие проектов в сфере возобновляемой энергетики и 5G-технологий.

Помимо этого, в ближайшей перспективе на рынок будут оказывать влияние «коронавирусные» настроения: штамм «дельта» распространяется быстрее, чем ранее обнаруженные штаммы. В связи с этим многие страны закрывают границы, нарушается логистика. И рынок промышленных металлов (как минимум в Юго-Восточной Азии) вполне может столкнуться с нехваткой олова, которое используют при монтаже интегральных схем и соединений.

Дефицит как фактор роста

Среди металлов, торгующихся на LME, олово в этом году показывает самые лучшие результаты, отмечает глава инвестиционного департамента inv.lu Анастасия Тарасова. Такой рост вызван несколькими причинами. Олово используется в электронике при монтаже интегральных схем, и спрос на него резко вырос в период пандемии вместе со спросом на бытовую электронику. Спрос будет расти еще и из-за конкуренции между компаниями, которые занимаются разработкой высокопроизводительных компьютерных чипов, для производства которых также требуется олово.

Дефицит же вызван тем, что в ключевых странах-производителях олова — Руанде, Мьянме, Малайзии и Индонезии — растет заболеваемость COVID-19. Две последних уже ограничили поставки металла из-за карантинных мер. Не добавляет оптимизма и ситуация в Мьянме — третьем по величине мировом производителе олова, — где в феврале произошел военный переворот и ситуация до сих пор далека от стабильной. На 25% ожидается сокращение объема производства и на китайских заводах в провинции Юньнань.

Скорее всего, предполагает Тарасова, рост цен продолжится и в ближайшее время, поскольку спрос и далее будет существенно превышать предложение, которое снизилось до минимальных значений за последние 30 лет. На рынке фьючерсов уже сейчас наблюдается характерная для периодов снижения предложения ситуация бэкворда, когда котировки по фьючерсам ниже цен на товар с немедленной поставкой.

Объект для спекуляций, но не для инвестиций

Между тем, во вторник, 27 июля, цены на олово на утренних торгах демонстрируют отрицательную динамику, снижаясь на 0,4%, вслед за другими цветными металлами, которые теряют еще больше: медь —1,1%, никель — 2,1%, указывает старший аналитик компании Forex Optimum Александр Розман. Это достаточно неожиданно, учитывая, что 26 июля фьючерс на олово (TINc1) вырос, обновив исторические максимумы, на 2%, до 34 700 долларов за тонну.

Возможно, предполагает эксперт, на сегодняшних торгах стоит ожидать повторения вчерашнего алгоритма волатильности, когда рано утром из-за мощного падения китайского фондового рынка (индекс Hang Seng потерял сразу 3,9%, это самое сильное однодневное падение за последний год) и несмотря на сохраняющийся дефицит олова в мире (около в 10 тыс. тонн в 2021 году), цены на этот металл с открытия торгов упали почти на 1%.

Позже, впрочем, когда негативные настроения отступили, благодаря более нейтральной динамике европейских торгов и оптимизму американской торговой сессии (S&P 500 обновил исторический максимум), цены на олово в тот же день под влиянием дефицита предложения смогли не только отыграть потери, но и вырасти, закрыв понедельник с результатом +2,0%.

Сегодня, 27 июля, в Китае идут еще более мощные распродажи: Hang Seng теряет 5,5%. К вчерашним опасениям о более жестком регулировании других (помимо репетиторства) отраслей китайской добавились данные о замедлении темпов роста объема прибыли в промышленности Китая в июне — с 36,40% г/г до 20,0% г/г, отмечает Розман. Поэтому, как и вчера, следует ожидать давления на рынок цветных металлов по крайне мере до второй половины дня, когда торги в Европе и США могут смягчить негативную тональность и позволить инвесторам вернуться к отыгрышу более объективного фактора — дефицита предложения олова.

Об этом же говорит и техническая картина: пока фьючерс на олово (TINc1) остается выше важного уровня поддержки 33 600 долларов за тонну, среднесрочной базовой целью восходящего движения остается диапазон цен 37—38 тыс. Что, касается более локальных колебаний, то здесь стоит сосредоточиться на диапазоне 34—35 тыс. долларов: если будет пробита верхняя граница этого коридора, то можно ожидать еще одного шага на пути к среднесрочной цели — отметке 35,8—36 тыс. долларов за тонну. Если же негативные настроения усилятся, и нижняя граница диапазона в 34 тыс. за тонну не устоит, рынок ждет проверка на устойчивость восходящего тренда с тестом диапазона 33—33,6 тыс. за тонну.

И все же, уверен Александр Розман, дефицит предложения олова, который подталкивает цены к новым историческим максимумам, в 2022 году должен исчезнуть. Этому будет способствовать увеличение объемов производства в Китае, Индонезии и в других странах — крупных поставщиках олова из-за роста цен и благодаря снятию эпидемиологических ограничений. Кроме того, стоит ожидать снижения транспортных издержек вследствие удешевления контейнерных перевозок, а также из-за нормализации спроса. В итоге цены на олово могут вернуться в 2022 году к уровням начала 2021 года, колебавшимся в пределах 23—25 тыс. долларов за тонну. Поэтому для инвестиций этот металл вряд ли подходит — скорее, он интересен в качестве объекта спекулятивных операций.

Источник

Почему олово такое дорогое

«Двадцать четыре солдатика были совершенно одинаковые, а двадцать пятый солдатик был одноногий. Его отливали последним, и олова немного не хватило». Г.Х.Андерсен

Если отмести спекулятивные колебания, то вывод становится однозначным: все сырьевые материалы промышленности в текущем году демонстрируют уверенный ценовой рост. Это касается, как черной металлургии, так и цветной. Одним из лидеров роста цен на мировом рынке цветных металлов в 2004 году стало олово.

Читайте также:  Чем растворить олово с меди

Однако для него, помимо биржевых игр и удорожания добычи, существенно изменяется и баланс спроса/предложения. Особенности и перспективы рынка олова и рассмотрит эта статья.

Добыча и применение

Олово известно человечеству с доисторических времен, упоминается еще у Гомера, причем как металл ценный и достаточно редкий. За 10 веков до нашей эры финикияне доставляли оловянную руду (касситерит) в Средиземноморье с далеких и диких Британских островов.

Еще «бронзовый век» основательно исчерпал все богатые рудные месторождения олова. Сейчас концентрированных руд олова в мире не добывается и оно встречается только в небольших долях в составе других полиметаллических руд. Нынешние месторождения редко выдают сырье с содержанием больше 1% Sn. В результате олово – металл сравнительно дорогой (в силу высоких затрат на его обогащение). Также недешева утилизация рассеянного олова из промышленных отходов лома.

В наши дни основные разведанные рудные запасы олова расположены в таких странах, как Китай, Бразилия, Индонезия, Таиланд, Малайзия и Боливия (88% мировых запасов). Главными монополистами по производству олова, по данным USGS, считаются Китай, Индонезия и Перу (80% мирового производства).

В течение последних лет мировая оловянная промышленность переживала затяжной кризис: цены на металл опустились в 2002 году на «историческое дно», а низкий спрос и перепроизводство привели к банкротству очень многих оловянных рудников в Индонезии, Таиланде, Малайзии и Австралии. Вертикальная и горизонтальная интеграция производств заменила инвестиции в расширение производства. Появились ограничения на экспорт и добычу олова в Китае и Индонезии и картина упадка будет достаточно полной. Последний «гвоздь» добавили распродажи олова агентсвом DLA из стратегических запасов США. Они составляли в 1998-2000 году 12 тыс.т в год (около 8% годового мирового потребления). В результате отрасль эта во всем мире вошла в глубокий спад. Любопытно, что в 2001 г. в Рио-де-Жанейро состоялось последнее заседание Ассоциации стран — производителей олова (АСПО), после чего она практически перестала существовать. АСПО действовала с 1983 г., ее учредителями являлись Боливия, Индонезия, Малайзия, Нигерия, Таиланд и Заир.

А в общем-то такое отношение к этому рынку было совсем напрасно. Кроме кризисного 2001 года потребление олова в мире стабильно растет. Хотя и спектр его применений и сокращается, однако рост объемов остается весьма устойчивым.

В отличие от большинства других металлов структура применения олова в мире за последние десятилетия меняется просто революционно. Достоверной общемировой статистики применения олова нет. В большинстве обзоров по олову традиционно пишется, что большая его часть расходуется на лужение жести, аналогичная доля – на производство огромной гаммы сплавов. Прежде всего – бронз, подшипниковых сплавов (баббитов), типографских сплавов (гарт).

Однако сейчас луженая жесть и консервные банки сталкиваются с мощной конкуренцией разнообразной пластиковой упаковки. Применение дорогих конструкционных оловосодержащих сплавов (бронз, латуней и т.д.) заметно сокращается. Производство гарта исчезло вообще. Резко сократилось применение конденсаторной фольги (станиоли), заменяемой алюминием. Баббитовые подшипники вытесняются более современными стальными (шариковыми и роликовыми). Однако быстро расширяется сфера применения олова (катализ, металлорганика и т.д.) в химической промышленности. Среди сплавов не только сохраняется, но заметно растет применение оловосодержащих припоев. Характерной для современной индустрии является структура применения олова в американской индустрии в 2003 году.

Более трети современного применения олова – производство припоев, т.е. сплавов для пайки изделий различной электронной аппаратуры. Спектр ее производства в мире сейчас огромен: от современных игрушек и электротехники до радиотелевизионной аппаратуры, средств связи и компьютерной техники. Причем этот сектор мировой индустрии неуклонно растет уже многие десятилетия и нарастающими темпами (более 10% в год) потребляет целую гамму оловосодержащих припоев.

Наиболее широкое применение в мире находят припои, близкие к эвтектическому сплаву свинца (37%) и олова (63%). Именно этому балансу (около 65% олова) соответствует суммарное потребление олова и свинца в припоях в США (аналогичное данным Табл.1 по 2003 году). Именно эти марки припоев хорошо знакомы и российским потребителям, например ПОС-60 или ПОС-61 (по ГОСТ 21931-76). Даже в бытовом обиходе известно, что легкоплавкий (около 190’С) припой – это 2 части олова на 1 часть свинца.

К массовому применению группы легкоплавких оловянных припоев технологически подталкивает ряд обстоятельств. Главное то, что большинство современных компонентов электроники, например полупроводники, полимерные изоляторы и лаки совсем не любят перегрева выше 120-150’С. Детали на печатных платах чаще всего монтируются быстро, например «волной припоя», поэтому весьма заинтересованы в невысокой температуре, т.е. применении именно легоплавких припоев. Обязательный их компонент – олово. Другие их лигатуры – естественно менее дорогой свинец, часто сурьма (припои ПОССу), кадмий (припои ПОСК) и т.д. Существуют естественно и их прямые зарубежные аналоги.

Бурное развитие и обновление электроники в последние десятилетия породило заметную экологическую проблему. Ввиду сложного состава устаревшие изделия и приборы, применяющие паяные соединения, утилизирутся весьма ограничено, а чаще всего поступают на свалки всего мира. Свинец, кадмий и другие токсичные лигатуры припоев при этом рассеиваются, подвергаются коррозии и необратимо отравляют окружающую среду. Поэтому вслед за вопросом утилизации свинцовых аккумуляторов экологи крайне обострили вопрос токсичности массовых припоев. Речь идет об исключении вредных лигатур из их состава, прежде всего – свинца.

Начало движению за полный запрет свинца в электронной аппаратуре положили США в 1992 году. Затем, в 1998 году, к ним присоединились Европа и Япония. Переход на бессвинцовую технологию происходит сейчас в ответ на новые экологические стандарты развитых стран.

В соответствии с новыми нормами Евросоюза все его страны с 1 января 2006 года должны отказаться от свинцовых технологий в радиоэлектронной аппаратуре, бытовой технике, оружейной дроби, балансировочных грузах для автомобилей и т.д. Аналогичная тенденция характерна для США, Канады, Японии. К примеру, в апреле 2004 года крупнейшая электронная корпорация мира – американская Intel объявила об отказе от применения свинца во всех технологических процессах, включая производство процессоров («сердца или скорее мозга» всех современных компьютеров).

Производство электроники в других регионах (например в Китае) также не останется в стороне от этих процессов. Уже обсуждаются варианты запрета ввоза в Евросоюз и США свинецсодержащего оборудования.

Читайте также:  Iva группа углерод кремний германий олово

Причем же здесь олово? А при том, что все альтернативные составы легкоплавких припоев (с цинком, серебром, медью и т.д.) приводят с повышению содержания олова с традиционных 60-63% до уровня 90-97%. Причем без каких-либо перспектив сокращения этой доли.

По нашим оценкам все эти экологические ограничения способны в течение нескольких лет увеличить мировой спрос на металл на 15-18 тыс. тонн в год. Это помимо динамики роста его применения в электронике (на 8-12% в год), т.е роста общего применения олова на 3-5% в год. Темпы роста мировой добычи сырья и выплавки металла за такой динамикой спроса явно не поспевают.

Цены и производство

После кризиса оловянной промышленности 2001 года ценовой бум на рынке цветных металлов 2003-2004 годов пришелся как раз кстати.

Сравнение индекса цен основных цветных металлов и цены на олово

Цены на олово на фоне общего роста тоже выросли. Причем олово стало одним из лидеров по росту цен. В марте 2004 цены на олово подошли к своему историческому максимуму с 1998 года, в начале июня – превзошли его, однако далее (по сравнению с другими металлами) последовал небольшой спад. Спекулятивная игра лета и начала осени на этом рынке задела олово меньше, чем многие другие металлы. В последние 4 месяца цены на олово сравнительно стабильны и колеблются в пределах 8500-9200$ за тонну.

Чуть ниже этого уровня цены по 3-месячным и 15 месячным контрактам. Рынок, в общем то, все еще надеется на снижение цен. Видимо это делается напрасно. Снижение почти в 4 раза за 2003 год уровня складских запасов олова зарегистрированных LME (на 22 октября всего 5190 тонн) – рекордно среди базовых цветных металлов. Также рекордно низки эти запасы к уровню годового потребления олова в мире – менее 1.8%. Так что «стабилизация» цен олова на новом уровне происходит на фоне резкого снижения запасов олова и явного дефицита металла на рынке.

Что же способно реально застабилизировать рынок олова, на фоне «оживления» мировой экономики? Только рост реального его производства. Сейчас ведущие производители этого металла, заморозившие мощности несколько лет назад, пока не в состоянии быстро увеличить добычу.

По прогнозам брокерской компании SG CIB Commodities, работающей на Лондонской бирже металлов (LME), производство олова в 2004 году увеличится на 3% и достигнет 320 тыс. тонн, но к концу года все же ожидается дефицит наличного металла на мировом рынке в 10-11 тыс. тонн. При этом мировое потребление олова скромно прогнозируется с ростом от 293 тыс. т в 2003 г. до 301 тыс. т. в 2004 г. т.е. на 2,73%. Опережающий спад запасов олова такую оценку явно не подтверждает.

Отметим, что все более сильное влияние на развитие рынка олова оказывает Китай. Основной производитель этого металла в мире. Китайские компании в 2003 году увеличили добычу олова с 80 до 100 тыс. тонн, а за восемь месяцев текущего года — до 85 тыс. тонн. Рост производства в 2004 году пока составил по сравнению с аналогичным периодом 2003 года целых 14%.

Однако внутренний спрос на олово в Китае не сбавляет темпы. Темпы 2002 года, когда потребление олова в КНР увеличилось за год на 47% сейчас снизились. Прогнозируется, что в 2004 году в Китае потребление олова достигнет 69 тыс. тонн (с ростом на всего лишь на 30%!). Экспорт олова из Китая в 2004 году возрос до 22,6 тыс. тонн, т.е. на 7,3%.

Китайские информационные агентства сообщают, что поставки китайского олова в США вообще уменьшились по сравнению с прошлым годом из-за более высоких цен в Азии и Европе и высоких тарифов на транспортировку продукции из Китая до портов США. Главными поставщиками в США олова остаются южноамериканские производители. Кроме того ряд экспертов прогнозирует, что добыча олова в КНР будет снижаться вследствие принятия мер по борьбе с производством и контрабандным ввозом олова в руде (и вывозом металла и сплавов).

Отметим, что темпы роста экспорта заметно ниже, чем рост добычи олова в Китае. Внутреннее потребление олова КНР в 2004 году растет вдвое быстрее, чем его добыча, и вчетверо – чем его экспорт. При такой динамике страна может за год-два превратиться из экспортера олова в его импортера. «Мешают» этому долгосрочные контракты, поэтому даже основной мировой производитель отмечает дефицит олова и предпринимает попытки срочно нарастить его добычу (в районе Гуанси или даже за рубежом).

Есть сообщения и о китайских проблемах в 2004 году с оловянным рудным сырьем. Компания Yunnan Tin предполагает, что выпуск олова в этом году составит около 30 тыс. т против 31.5 тыс. т в 2003 г. Экспорт, вероятно, снизится до 40% объема ее производства против 50% в прошлом году.Компания Liuzhou Tin заявила, что напряженность с сырьевыми поставками может снизить объемы ее производства на 2-3 тыс. т по сравнению с прошлогодними в 15 тыс. т. Компания в настоящее время ожидает, что экспорт останется неизменным и составит 5 тыс. т.

В этом году Китай пытается удовлетворить внутренний спрос на олово с помощью Боливии, помогая последней поставками горно-обогатительного оборудования для производства олова. Боливия, как известно, имеет значительный потенциал – она не только располагает крупными запасами олова, но и огромным количеством отходов горного производства, которые ожидают переработки. Китай планирует совместные работы в освоении этих запасов сырья.

Американская компания Coeur dAlene также объявила о планах инвестировать $105 млн. в новый оловянный рудник в Боливии. К тому же импортные пошлины в США на оловянный концентрат, взимаемые сейчас в размере 5% от таможенной стоимости, скоро будут отменены. Такое решение приняла межведомственная комиссия по защитным мерам во внешней торговле и таможенно-тарифной политике.

Благоприятная коньюктура мирового рынка олова подталкивает и других мировых производителей этого металла на увеличение производства и расширение мощностей. Компания Minsur (Перу), вторая по величине производства олова в мире, рассматривает планы расширения производства, но конкретные объемы пока не называет. Компания Malaysia Smelting Corporation (MSC) сообщает, что ее производство в этом году увеличится примерно на 6-11%, т.е. до 38-40 тыс. тонн. Этот прирост обеспечит увеличение выплавки олова компанией PT Koba Tin (75% принадлежит MSC) с 18 тыс. т в прошлом году до 20-22 тыс. тонн. Другое предприятие MSC, Butterworth, вероятно, сохранит выпуск на уровне 18 тыс. т. Компания Thaisarco (Таиланд), зависящая от зарубежных поставок концентратов, сообщает вряд ли сможет нарастить производство относительно прошлогоднего уровня в 15 тыс. т. Австралийская компания Marlborough Resources заявила, что планирует расширить выпуск олова в концентрате на 70%, или однако это только 2,2 тыс. т в год.

Читайте также:  График плавления олова при 20 градусах

Одна из крупнейших в мире — индонезийская оловянная государственная компания PT Tambang Timah добыла за январь-август 2004 г. 23 тыс. тонн олова, что на 30% меньше аналогичного периода прошлого года. После провала начала года добыча олова постепенно наращивается и, если в 2003 году было получено 46 тыс. тонн металла, то в 2004 году ожидается 42 тыс. тонн.

Сумма этих планов и прогнозов не слишком впечатляет. Как минимум до конца этого года дефицит олова явно сохранится.

Как же чувствуют себя сейчас российские производители олова? Как они воспользовались благоприятной ценовой конъюнктурой этого рынка?

В марте 2004 года Новосибирский оловянный комбинат, единственный в стране производитель олова, заморозил проект по созданию на собственных площадях производство минерального утеплителя. Из кризиса прошлых лет завод планировал «выбираться» за счет совсем непрофильной продукции.

Причиной для «возврата» к основному производству НОК стал существенный рост цен на олово на мировом рынке, который дал предприятию шансы для интенсивного развития.

Уже в июне собрание акционеров НОК одобрило планы по привлечению средств для развития сырьевой базы предприятия. На эти цели НОК планировал взять серию кредитов в Сибирским банке Сбербанка РФ на общую сумму $14 млн, выступить поручителем по кредитам ряда контролируемых им горно–обогатительных комбинатов на общую сумму в $10 млн. Эти средства начали поступать на развитие сырьевой базы крупнейшего российского оловодобывающего предприятия ОАО «Депутатсколово» (Якутия), а также ОАО «Хинганское олово» (Еврейская АО), ООО «Дальолово» и ООО «Сахаолово» (Якутия), ООО «Востоколово» (Хабаровский край), а также в разработку Правоурмийского месторождения.

Другим финансовым инструментом, которым намерен воспользоваться комбинат, станет выпуск второго облигационного займа. Напомним, что пробный выход на фондовый рынок НОК осуществил в прошлом году, выпустив 26 декабря 2003 г. облигации на сумму 100 млн руб. с купонной доходностью 16% и разместив их по закрытой подписке. Новый заем на сумму в 400 млн руб. планируется осуществить не раньше осени. До этого времени комбинату, еще не рассчитавшемуся по первому займу, необходимо увеличить уставный капитал со 100 млн до 400 млн руб. Во второй раз НОК надеется занять средства под более низкий процент и получить некоторую компенсацию из областного бюджета. По словам генерального директора НОК, Александра Дугельного, комбинат сегодня планирует построить собственную вертикально интегрированную структуру производства олова «от горы до металла», для чего проведет концентрацию всех видов ресурсов и средств.

Итоги первого квартала 2004 года показали, что стратегия комбината на увеличение производства олова выбрана правильно. Чистая прибыль ОАО «Новосибирский оловянный комбинат» в первом квартале 2004 г. составила 8,9 млн. руб., что в 10 раз больше, чем за аналогичный период прошлого года (0,8 млн. руб.).

За три месяца 2004 г. завод произвел 663 т олова на 153,066 млн. руб., что составило 76% от общего объема выручки НОКа и 316 т припоев и сплавов на 56,7 млн. руб. В целом выручка предприятия за первый квартал 2004 г. составила 189,7 млн. руб. (за тот же период 2003 г. — 167,8 млн.). Основными потребителями продукции НОКа в первом квартале были (по олову): ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат» — 44%, «Испат Кармет»(Казахстан — 24%) производящие белую жесть, а также ТД ЗАО «Русское олово» — 8%.

В 2004 году НОК планирует реализовать продукции и услуг не менее чем на 1 млрд руб. и получить прибыль не менее 75 млн руб. Стратегический план развития НОКа, рассчитанный до 2007 года, предполагает увеличение выпуска олова с нынешних 4,1 тыс. т до 6 тыс. т в год, сплавов и припоев — до 3 тыс. т. Согласно отчетам НОК, его дочерние предприятия имеют лицензии на разработку месторождений олова с совокупными запасами металла более 190 тыс. т. (обеспеченность собственными запасами более 30 лет). Эта обеспеченность запасами является ключевым конкурентным преимуществом НОКа в условиях дефицита оловянного сырья в мире.

Отметим, что Правительство РФ с 7 октября 2004 г. ввело нулевую вывозную пошлину на руды и ряд металлов. Она, в частности, распространяется на руды и концентраты оловянные. Надеемся, что до массового вывоза этого сырья в Китай дело все же не дойдет.

Сейчас Новосибирскому комбинату и его Дальневосточным ГОКам вполне по силам укрепить свое рыночное положение. Важно привлечь инвестиции и достичь поставленной цели: развития всей цепочки от добычи сырья до производства олова и его сплавов. Главное — не упустить время …

P.S. Любопытный прогноз пришел 27 октября, когда статья эта была уже готова к публикации. В 2004г. мировое потребление олова вырастет более чем на 7% и составит рекордные за последние десятилетия 321 тыс. тонн, – сообщает промышленная группа Tin Technology со ссылкой на британское консалтинговое агентство CRU.

«Дефицит, вызванный недостаточностью поставок, вероятно, составит около 8 тыс. тонн, что существенно меньше, чем в прошлом году. В то же время цены остаются очень высокими», — гласит отчет CRU. В 2003 году рынок олова испытывал дефицит поставок в 14300 тонн, а в 2005г. ожидается рост спроса на олова на 4-4,5%. Нехватка металла на рынке сократится ориентировочно до 6000 тонн, а запасы на складах упадут до минимального за 25 лет уровня.

Статья опубликована в журнале «Металлургический бюллетень» (№ 21-22)

Источник